Яныбай Хамматов. Салават-батыр - 2014. Страница 5.

лярности в немалой степени способствовали знаменитый роман Степана Злобина, художественный фильм с участием великого Арслана Мубарякова и, безусловно, созданный скульптором Сосланбеком Тавасиевым монументальный памятник, ставший не только одной из главных достоприме­ чательностей Уфы, но и всюду узнаваемым национальным символом.

Казалось бы, культовый образ Салавата Юлаева разрабо­ тан всесторонне и ко всему сказанному и написанному о нем уже нечего добавить. Однако он все еще продолжает будора­ жить умы, оставаясь источником вдохновения для башкир­ ских поэтов и объектом внимания журналистов, историков, писателей-прозаиков. Ученые обнаруживают какие-то неиз­ вестные доселе исторические факты и, присовокупив их к уже имеющимся, представляют еще один научный труд. Художники и литераторы ищут и находят новые формы рас­ крытия и воссоздания образа народного героя. И каждый из них вправе, подобно Марине Цветаевой, написавшей книгу «Мой Пушкин», называть его своим Салаватом.

У Яныбая Хамматова был свой Париж, где почти двести лет тому назад побывал в числе «северных амуров» его прадед Хашим и где сам он оказался, следуя за своими героями Кахым-турэ и Буранбаем. У него были свои Миннигали Губайдуллин, Муса Муртазин, Акмулла, генерал Шаймура­ тов и т.д. Наконец, он решил обратиться к образам Караха- кала («Башкирский хан») и Салавата.

Когда Яныбай Хамматов представил свой роман о Салава­ те Юлаеве, некоторые недоумевали: а была ли в том необходи­ мость. Признаться, таким же вопросом задавалась и я. Но однажды, мысленно выстроив все созданные моим отцом про­ изведения с учетом хронологии описываемых в них событий, я сделала для себя очень важный вывод: как оказалось, ему удалось запечатлеть практически все достойные внимания широкого читателя эпохальные события обозримой истории башкирского народа и создать целую галерею портретов на­ циональных героев, которую он, судя по всему, не мыслил без образа великого Салавата Юлаева.

Хорошо зная своего отца, я позволю себе утверждать, что в его Салавате очень много от него самого: и живейший интерес к фольклору, и рано пробудившаяся страсть к поэзии, к лите­ ратурному творчеству, и великая, трепетная любовь к приро­ де родного Урала, и неизбывная боль за прошлое, как и трево­ га за будущее башкирского народа. Этого вполне достаточно, чтобы прочувствовать, понять и оценить, как надо, внутрен­ 6
Закрыть