Вопросы башкирской филологии - 1959. Страница 65.

по мере того, как оно теряло необходимость в общественно-экономи­ ческой жизни.

Племя или крупный род у башкир обозначался термином ырыу; род — на юго-востоке термином тюба (түбә), на северо-востоке — ай­ мак (аймак). Западные башкиры знали и то и другое обозначение рода. Аймаком на северо-востоке Башкирии назывался не только род, но и родовое подразделение. На юго-востоке и юге родовое подразделение называлось ара. В целом терминология, обозначающая различные звенья родо-племенной структуры башкир, весьма неустойчива, и поэ­ тому она не может служить критерием при определении границ той или иной родо-племенной категории. При анализе роли родо-племенных организаций в общей системе общественных отношений необходимо вскрывать хозяйственное значение и социальную сущность данного звена структуры, независимо от термина, которым оно обозначается. Неустойчивость терминологии тесно связана с неконстантностью самих звеньев родо-племенной структуры башкир, которая находилась в со­ стоянии постоянного движения и изменения. Та организация, которая в XVI—XVII вв. выступала как племя (ырыу), через столетие могла войти в состав другого племени в качестве рода (тюба, аймак). Так, например, случилось с башкирским племенем Дуваней, которое в XVIII в. прекратило свое существование, войдя в состав племен Табын и Айле.

Вследствие постоянных движений, переселений и борьбы скотовод­ ческих народов, исчезали и появлялись племена, роды и целые пле­ менные объединения, в которых, естественно, кровнородственные связи были сильно нарушены. Члены многих башкирских родов и племен были объединены на базе хозяйственных и политических интересов. Отсюда понятно, что термины «племя», «род», применяемые для обо- k значения различных звеньев родо-племенной структуры башкир, озна­ чают не экономическое содержание этих организаций, а внешнюю форму их строения, которая в силу специфики полукочевого скотоводческого хозяйства оказалась гораздо более устойчивой, чем давно разложив­ шаяся родовая община.

Формально единство башкирского рода выражалось в том, что его члены вели свое происхождение от общего предка и считали друг друга родственниками. Фактически основным объединяющим моментом было общинное землепользование, прикрытое формой родового владе­ ния. Башкирское племя, а внутри племени род, имели определенную территорию, на которой башкиры пасли свой скот, занимались земле­ делием, охотой, бортничеством. Границы племенной территории были точно известны башкирам и иногда обозначались тамгами.

Выражением единства членов рода или племени в прошлом явля­ лась общеродовая или общеплеменная тамга и другие родоплеменные знаки (дерево, птица, уран)8.

В общественной жизни башкир идея родовой солидарности в XVIII в. еще играла, особенно в Восточной Башкирии, довольно заметную роль. Башкирские феодалы широко пользовались этой традицией, когда в своих классовых целях использовали трудовое башкирское население в реакционных по характеру феодальных движениях.

Отчетливо сохранились родовые пережитки в области правовых от­ ношений. У башкир существовала кровная месть (карымта), экономи­ ческая месть (барымта) и система платежей за те или иные преступ­ ления. В XVIII в. карымта была удобным средством в руках 8 См. приложенную к статье таблицу родо-племенного состава башкир XVIII в. на стр. 67—70.

5 Вопросы башкирской филологии 65
Закрыть