Корнев Вячеслав - Эгоистичный мем идеологии, 2020. Страница 228.

ОБЫКНОВЕННЫЙ ФАСЦИЗМ 229 реклама посредством своего «лица» отводит взгляд в сторону и действует в пространстве между служебной инструкцией и человеческой реакцией. Скарлетт Йоханссон на постерах Dolce&Gabbana – это рекламная Джоконда, вещь-в-себе: она ничего от нас не требует и не обещает. Попробуйте сами добиться внимания, овладейте брендом так, как раньше он завоевывал вас! Дилемма из романа «Любовь к трем цукербринам» Пелевина: читает ли система наши мысли или эти мысли изначально настроены на интересы системы? – это ядро проблемы. Если чужое желание, помещенное в самый центр субъективности, искренне воспринимается как собственное, можно ли считать его средством манипуляции? Религиозный фанатик, одержимый желанием жертвоприношения, – субъект внушения или самовнушения? А насколько сознательно поведение жертвы фэшн-индустрии, оплачивающей модные безделушки ценой будущего (кредиты, ипотеки, офисное рабство)? Фальшивое ядро личности, в котором благосклонность Скарлетт Йоханссон важнее, чем самочувствие близких людей, – это типичный продукт фасцистской идеологии. Такой индивид не захвачен властью, а сам с малолетства строит планы, например, «покорения столицы». В финале документальной картины Виталия Манского «Девственность» (2008, Россия) мы видим кадры телевизионного кастинга будущих «покорителей Москвы». Молодые люди искренне реагируют на провокации ведущих и с готовностью сводят моральный выбор к денежному эквиваленту: – Я уехала вчера из дома, из Тольятти. Приехала в Москву… Я с поезда пришла сюда, сразу с сумками. Со всем-всем, тащилась пешком. Я в Москве первый раз… Я на многое готова, я непредсказуемый человек. – Я готова себя продать. Я хочу себя продать: на год пользования моим телом, моей душой, моим присутствием. Сто тысяч долларов. Если вы позволите себе эту цену, я подпишу условия вашего контракта.
Закрыть