Корнев В.В. - Философия повседневных вещей, 2011. Страница 238.

239 КИНЕМАТОГРАФ В итоге с приклеенной заранее улыбкой или гримасой страха зритель занимает место перед экраном, и полученный результат редко расходится с ожиданиями. При просмотре современного фильма работает по сути лишь сетчатка глаза – физически трудно уследить за мельканием ярких пятен, рез- ким переключением камер, смонтированными встык и враз- нобой рекордно короткими кадрами. Ни единой паузы и ни единого шанса обдумать происходящее по ходу действия нам не предоставляется. Черные проклейки между эпизодами, неспешные планы, щадящее вестибулярный аппарат зрите- лей ровное изображение остались лишь в авторском кино (да и там частенько представляют собой отмирающее явление). Кроме того, коммерческое кино было и остается интерак- тивным каталогом всевозможных товаров: одежда и экипи- ровка главных героев, автомашины, сигары, горячительные напитки, оружие, компьютеры и т. д. Каждая серия бондианы превращается в крупнейшую выставку-распродажу торговых марок и брендов. Ведь от того, какую сигарету закурит круп- ным планом этот военно-потребительский робот или на какой автомашине погонится за очередными неполиткорректными негодяями, зависит благосостояние целых транснациональ- ных корпораций. Отчасти этим именно обстоятельством обусловлен еще один голливудский штамп – искусственно создаваемый дефи- цит времени и пространства. Настоящую оскомину набили веч- ные спасения героев на последней секунде, остановленные за миг до взрыва бомбы и все тому подобное. Понятно, что здесь сказываются и законы литературно-театральной драматургии, но первична, скорее всего, все та же коммерческая психология: необходимо как следует встряхнуть зрителя, поставить его в условия, где разумный выбор и рефлексия невозможны. Тако- вы типичные рекламные акции: только сегодня, только в одном
Закрыть