Бельские_просторы_№04_(16_апреля_2020). Страница 72.

71 Сергей Фроловнин оказаться с таким набором в ментовке. Оттого и тревожная кнопка под запретом. Но Ильдар абсолютно убеждён, что именно с этим «джентльменским» набором он может выходить на дежурство, что с ним он во всеоружии, в безопасности, и только с ним он в состоянии выполнять свои обязанности в полном объёме. Пару раз начальство посылало меня к нему (телефона у него нет) узнать, сколько он будет отлёживаться и когда сможет выйти на работу, и я пытался его переубедить, донести до него простую, даже банальную мысль – что в мир излучаешь, то от него и получаешь, причём в многократно увеличенном виде. Излучаешь агрессию – получаешь по мордасам, и по другим частям тела тоже; излучаешь добро… Но он и слышать не хочет. Ты же, говорю, тому яркое доказательство, классический при- мер. Но он не понимает, о чём я. И уверен, что мне просто везёт. Ладно, хочешь люлей огребать – огребай. А у меня – другой набор, и он меня пока не подводил: книга, записная книжка и авторучка. Понятно, что пользуюсь я всем этим, только если нет посетителей. У меня тоже бывают пьяные покупатели, которым хочется покуражиться, и тогда я вынужден вмешиваться. Ситуации разные, люди разные, но делаю я всегда одно и то же – гашу конфликт, а не раздуваю его, причём быст- ро, перехватывая инициативу, без грубости, с шутками- прибаутками, с улыбкой, демонстрируя своё миролюбие, показывая свои пустые ладони. И – получается, парни сбавляют обороты, перестают хамить, а под конец и вовсе знакомятся, жмут мне руку и предлагают выпить. Иногда соглашаюсь – если понимаю, что мой отказ будет неверно истолкован. Если более- менее адекватны, и понимают, что я на работе, оставляют бутылку- другую пива, после смены, мол, выпьешь. Но я бы слукавил, если бы не сказал об одном нюансе, который, впрочем, не всегда имел значение. Ильдар, упорно заявлявший, что мне «просто везёт», отчасти был прав. Везение моё было вот в чём.

Я давно и часто навещал одну даму, что жила в соседнем доме. Последнее время и вовсе жил у неё. Дворовой шпане я примелькался. Костяк этой шпа- ны составляли братья Загидуллины. Семья Загидуллиных проживала в том же подъезде, что и моя дама, двумя этажами ниже. Состояла семья из десяти чело- век: отец, имевший две ходки по молодости, пьянь и дебошир, мать, тоже рюм- ку мимо рта не пронесёт, две дочери и шестеро сыновей. Из сыновей один был старшеклассником, один сидел. Остальные четверо – молодые крепкие парни – нигде не учились и нигде подолгу не работали. Каждый имел по куче приводов, и участковый к ним ходил чуть не ежедневно. Когда и наряд приезжал, забирал кого-нибудь из братьев, а то и всех четверых, но довольно скоро их отпускали. В округе, понятно, они были в авторитете, и ничего в близлежащих дворах без них не делалось. Нередко они ошивались у подъезда, пили пиво. Они не раз видели меня с дамой, здоровались с ней, потому как с соседями из своего подъезда были вежливы, а потом стали здороваться и со мной. И когда увидели меня в магазине на месте охранника, удивлённо обрадовались, двинулись ко мне, и каждый пожал мне руку. Это было очень кстати, так как перед этим меня донимал полупьяный юнец, которого сильно раздражала книга в моих руках. Я видел, что он выжидает удобного момента, чтобы вырвать её у меня. Как раз в этот момент и появились братья. То, что сами Загидуллины «поручкались» со мной (с ним тоже, но после меня), произвело на него такое впечатление, что он тут же протрезвел. После чего подошёл ко мне и промямлил какие-то извинения. Таким образом рейтинг мой в первое же моё дежурство взлетел до небес, и с местными у меня вообще про- блем не было. Но по ночам в магазин заходили не только местные – в их районах не было круглосуточных торговых точек. И тут мне приходилось рассчитывать только на себя…
Закрыть