Ватандаш_№07_(15_Июль_2022). Страница 75.

2022 «Ватандаш» №7 74 д.Сарт-Лабау под Уфой [16]. Это находит свое подтверждение в до- кументах: в 1796 г. «…Сартской волости, команды старшины Мурзакая Абдулхаирова в чис- ле башкирцев жительствую- щий в деревне Чишме (т.е. Сарт- Чишме. – Авт.) служилый тезик Араслан Юмашев и дети ево Уразгул, Янабай и Гайсар Арс- лановы», продал свою вотчину по речке Черной Шиды секунд-май- орше Е.И.Иглиной, «жалованную предку нашему служилому тези- ку бухарцу Аднале Магамалееву землю с угодьями…» [17]. Указан- ные имена встречаются в ревизии 1816 г. по селу Сарт-Чишма. Также отметим, что упомянутый гидроним напрямую соотносится с названием Карашиды, которое носит селение башкир рода Минг рядом с Уфой (современные дд.Старые и Новые Карашиды Иглинского района РБ). Сарт-Лобово находится в не- скольких километрах от д.Старые Карашиды. Таким образом, стано- вится ясно, что до переселения в Табынскую волость в начале XVIII в. предки сарт-наврузовцев жили в ауле Сарт-Лабау.

Воспоминания о Бухаре или Бухарии, т.е. Мавераннахре, как о родине предков, долго сохранялись в памяти башкир-сартов. Началь- ная часть шежере башкир сс.Сарт- Наврузово и Сарт-Чишма выглядит следующим образом: «Арслангул ибн Юлук ибн Мулла-‘Али ибн Яд- кар ибн Сабангул ибн Ишмамет ибн Кабкар ибн Мухаммад-‘Али. Начиная от него, более ранние предки остались в священной Бухаре». Из сведений шежере следует, что отмеченный в доку- менте 1712 г. Сабангул Ишмаметов (Ишмухаметов), был далеко не первым в своем роде, кто жил уже за пределами Бухары. Получается, что его отец, дед и прадед обитали либо в Башкирии, либо в иных местах, возможно, в Сибирском ханстве, где во времена Кучум-хана возникли многочисленные колонии бухарцев: воинов, купцов и пропо- ведников ислама.

Однако, если Аднала (Азналы) Магамалеев (т.е. Мухамедалеев), упомянутый в купчей Е.И.Иглиной, соответствует одному из сыновей Мухаммада-‘Али, который значится в шежере башкир Сарт-Наврузово, то картина меняется радикально. Сразу возникает вопрос, кто ему пожаловал вотчину? Башкиры могли только припустить его в свою общину, но жаловать землю могла только царственная особа, т.е. царь. Если «служилый тезик бухарец Адналы Магамалеев» жил примерно в конце XVI в., как того требует шежере, то пожалование ему поместья могло быть связа- но со строительством Уфы. В это время правительство привлекло из Зауралья башкир Салжиутской волости Шугур-Давлета Кокузова с товарищами, которые получили поместья под Уфой и участвовали в дипломатических миссиях к Кучум- хану и его сыновьям [18]. Вполне возможно, что среди служилых лю- дей Уфимского уезда были и сарты, которые более всего годились для ШЕЖЕРЕ
Закрыть