Кулбахтина А.З. Традиционная школа мусульман Башкирии на рубеже XIX-XX веков. - Уфа, Изд-во БГПУ, 2012. Страница 72.

Несмотря на то, что истоки джадидизма находились в Казани, в исследуемый период акценты стали смещаться на территорию Башкирии. Уже в творчестве поэтов суфийского толка Гали Сокрыя (1826–1889 гг.), Шамсутдина Заки (1825–1865 гг.), Гибадуллы Салихова (1794–1867 гг.) можно обнаружить зачатки просветительских идей, утверждающих необходимость не только религиозного образования, но и светских знаний350. Как справедливо отмечает Ф.Т. Кузбеков, «они ратовали за национальное развитие, за распространение знаний, способствовали тем самым эволюции самосознания народа и прокладывали путь поэтам-просветителям»351. Суфизм (ат-Тасаввуф) – это мистическое религиозно-философское мировоззрение в рамках ислама, адепты которого через личный психологический опыт выходят на непосредственное общение с Богом. Это своеобразный «путь» (Тарикат) к Богу, посредством очищения души от скверны и привития ей похвальных качеств. Можно выделить следующие ступени, которые проходит любой верующий, «стремящийся к знанию»: 1. Шариат – усердное изучение божественных заповедей и исламских законов; 2. Тарикат – послушничество в роли мюрида при истинном суфийском шейхе; 3. Марифат – познание Бога не умом, а сердцем; 4. Хакикат – полное постижение истины352. Прохождение этих ступеней возможно только под руководством наставника. Ученик (мюрид) должен беспрекословно подчиняться своему учителю (шейху, мюршиду). Крупнейших суфиских учителей стали именовать «святыми» (аулийа, ед. ч. – вали) – буквально: «близкий к Богу», некий народный вариант Совершенного человека. Значительное влияние на формирование общественной мысли в Башкирии во второй половине XIX в. сыграло распространение в регионе идеологии суфийского братства Накшбандия-Муджалиддия. Идеи этого суфийского братства доминировали в религиозной жизни российских мусульман вплоть до 1917 г. Это объясняется, с одной стороны, самим философски-созерцательным мышлением и миропониманием башкир, основанным на интуитивном постижении истины353. С другой стороны, адаптивными способностями суфизма к местным социокультурным реалиям, в том числе и к традициям башкирского родоплеменного полукочевого общества354. «Последний Великий шейх Зайнулла Расулев», как назвал его американский ученый Хамит Алгар, осуществлял широкомасштабную 350 Фаткуллина А.Я. Идеи патриотизма и гражданственности в мировоззрении З. Расулева // Зайнулла Расулев … . – С. 4. 351 Кузбеков Ф.Т. Башкирская журналистика как явление этнической культуры. – Уфа, 2006. – С. 61. 352 Петрушевский И.П. Ислам в Иране в VII–XV вв. – Ленинград, 1966. – С. 327. 353 Исянгулов Ш. Еще раз о менталитете башкирского народа // Ватандаш. – 1999. – № 10. – С. 180; Рахматуллина З.Я. Башкирская традиция (социально-философский анализ). – Уфа, 2000. – С. 134. 354 Бикбулатова А.Р. Влияние шейха Зайнуллы Расулева на духовную атмосферу формирования башкирской интеллигенции // Зайнулла Расулев … . – С. 321.
Закрыть