Кулбахтина А.З. Традиционная школа мусульман Башкирии на рубеже XIX-XX веков. - Уфа, Изд-во БГПУ, 2012. Страница 71.

В 1834–1865 гг. первую Казанскую гимназию закончило 22 мусульманина, а в Казанском университете в 1840–1860 гг. обучался 31 мусульманин. Все выпускники стали лекарями башкирско-мещеряцких кавалерийских частей. I Казанская гимназия была сословным учебным заведением, поэтому почти все ученики-мусульмане были детьми башкирских старшин. Самым известным учеником стал будущий муфтий Оренбургского Магометанского Духовного собрания М. Султанов346. К середине XIX в. появились первые башкирские медики, филологи и философы с высшим образованием. Среди них были такие люди, как филолог С. Кукляшев, философ С. Тукумбетов, закончившие Казанский университет с присвоением степени кандидата наук. Выпускник медицинского факультета А. Абдиев продолжил учебу в Петербургской медицинской академии и, закончив ее в 1862 г., получил звание доктора медицины347. Даже единичные факты обучения башкирских детей в светских школах среднего и высшего образования имели огромное значение в деле просвещения мусульман Башкирии. Создавалась интеллектуальная прослойка прогрессивно мыслящих людей. Формировались предпосылки для появления национальной интеллигенции, способной изменить сложившуюся ситуацию в мусульманском обществе через реформы в сфере национального образования. Первыми религиозными деятелями, взорвавшими спокойствие исламского фундаментализма, стали Габденнасыр Курсави и Шигабутдин Марджани348. Они осознавали и отстаивали необходимость широкого, религиозно-светского образования для народных масс349. Г. Курсави написал более 10 научно-философских трактатов, среди которых хотелось бы выделить «Наставления людей на праведный путь». В своих произведениях мыслитель призывает народ строить медресе, развивать книгопечатное дело и распространять литературу на родных языках. Таким образом, прогресс своего народа он видел через рационализм, через развитие наук и культуры. Просветительские идеи Ш. Марджани охватывают самые различные стороны обновления общественной жизни тюркоязычных народов, включая в себя мысли о необходимости получения светского образования, усвоения прогрессивного наследия прошлого (античной, арабской мысли) и настоящего (русской и западноевропейской культур). Ученого заботили вопросы воспитания национального самосознания, беспокоило благосостояние, социально-экономическое и политическое положение своего народа. Считая просвещение самым мощным орудием прогресса, ученый пытался вызволить свой народ из «спячки». Ш. Марджани приложил много усилий для модернизации мусульманского образования, заложил основы реформы преподавания в медресе. 346 Султанов М. (1885–1915 гг.) – сторонник реформирования мусульманского образования, во многом, с санкции которого в округе ОМДС развивалось джадидское образование, проходили съезды, принимавшие решения о религиозной автономии мусульман и реформе образования, включавшей введение светских дисциплин в программу мектебов и медресе. 347 Кунафин Г.С. Указ. соч. – С. 100. 348 Курсави Габденнасыр (1776–1812 гг.), Марджани Шигабутдин (1818–1889 гг.) – казанские религиозные деятели, критики религиозной схоластики, авторы серии трудов по теологии, истории, философии. 349 Якупов Р.И. Толерантный ислам // История и современность. – 2005. – № 1. – С. 192–193.
Закрыть