Кулбахтина А.З. Традиционная школа мусульман Башкирии на рубеже XIX-XX веков. - Уфа, Изд-во БГПУ, 2012. Страница 69.

преподавателей, что позволяло сравнительно малозатратно осуществить реформирование мусульманской школы. Поэтому можно говорить не создании «новометодной» школы, а о переходе к ней на основе «старометодной». Позитивное влияние конфессиональной школы старого типа, очевидное при слабой динамике социально-экономического развития тюркоязычных народов, в новых реалиях второй половины XIX в. утрачивает прежнее значение. В условиях разложения патриархальных порядков и формирования капиталистических отношений, при стремительных темпах расширения общероссийского рынка и культурно-образовательного пространства, изоляция мусульманской общины, приведшая к консервации образовательной формы, имела негативные последствия. Поэтому в мусульманских школах стало наблюдаться отставание от общего уровня преподавания, несоответствие получаемых знаний требованиям того времени, что позволяет говорить о кризисе мусульманской школы старого типа во второй половине XIX в. Просвещенная мусульманская общественность – учителя, писатели, общественные деятели, философы-исламисты, передовые представители духовенства – уже давно отмечала назревание кризиса национального образования, прозорливо предвидела тупиковость обучения в существовавших коранических школах, не отвечающих требованиям нового времени. 10 сентября 1818 г. муфтий Оренбургского Магометанского Духовного собрания М. Хусаинов обратился с ходатайством к Министру народного просвещения об открытии училища для татар в Оренбурге и Казани с целью подготовки духовенства, имеющего светское образование334. Программы этих училищ мало чем отличались от программы аналогичных русских училищ. Их лучшие выпускники могли бы продолжить образование наравне с христианами в Казанском университете. Однако этот проект не был поддержан. Таким образом, инициатива Оренбургского Магометанского Духовного собрания по созданию религиозной элиты, сочетающей богословское образование с достижениями европейских наук, не была реализована. Устав Оренбургского Магометанского Духовного собрания не предусматривал централизованной системы образования или подготовки к сдаче экзаменов на «духовный чин», поэтому планы создания национальной школы, генетически связанной с мусульманским образованием и близкой к российским образцам, не увенчались успехом335. Правительство проводило определенную работу по вовлечению башкирской молодежи в светские учебные заведения. Но основной целью этой деятельности являлась подготовка чиновников для башкиро- мещерякского войска336. Для этого башкирам было выделено 30 мест в Оренбургском кадетском корпусе (Неплюевское училище), 40 – в 334 Хабутдинов А.Ю. Российские муфтии: от екатерининских орлов до ядерной эпохи (1788–1950). – Н. Новгород, 2006. – 60 с. 335 Ислам в Российской Империи: Законодательные акты, описания, статистика. – М., 2001. – С. 50–51; Арапов Д.Ю. Система государственного регулирования Ислама в Российской Империи (последняя треть XVIII–начало XX вв.). – М., 2004. – С. 51–53. 336 ПСЗ РИ. II. – Т. XI. – Отд. I. – № 8771. – С. 35.
Закрыть