Кулбахтина А.З. Традиционная школа мусульман Башкирии на рубеже XIX-XX веков. - Уфа, Изд-во БГПУ, 2012. Страница 59.

школы составляли 37 % всех правительственных школ, в то время как мусульмане по переписи 1897 г. составляли 84,35 % нерусского населения губернии. Плачевная картина состояния инородческого образования подтверждается другими данными. «В Караякуповской волости было 27 населенных пунктов, число жителей в коих составляет 14 882 чел. обоего пола. При этом школ всего три – 2 земских и одна церковно-приходская: Берказакское 75 чел., и Караякуповское (русско-татарское) 54 чел. И Ново- Троицкая церковно-приходская 47 чел. Всего в трех школах обучались 176 чел обоего пола»302. В 1900 г. в Уфимском уезде «на 8310 душ обоего пола христианского инородческого населения – чувашей, мордвы, крещеных татар и латышей – было 4 инородческих училища или 1 училище на 2077 человек. На 133 390 тыс. душ башкир и татар-магометан было 4 русско-башкирских училища и 2 русских класса при медресе, или одно училище на 22 232 человека»303. Таким образом, являясь основными плательщиками земских налогов, башкиры и татары на рубеже XIX–XX в. были ограничены в возможностях учиться в земских школах. Итоги политики просвещения «инородцев» были отрицательными. К 1 января 1905 г. оставались за бортом начальной школы и не получали грамоты 85,9 % инородческих мальчиков и 97,8 % инородческих девочек304. Уфимская губерния занимала 33-е (предпоследнее) место по обеспеченности государственной школой и одно из последних – по расходам на образование305. Известный общественный деятель Г. Терегулов был обеспокоен тем, что «правительственное русско-инородческое училище не стало удовлетворительным типом начальных учебных заведений для башкир и татар, так как являлось «орудием» обрусения»306. А. Семигановский считал, что «лучшим средством для образования инородцев-магаметан могут служить интернаты»307. Эта фраза наталкивает на мысль о том, что властям не чуждо было желание вырвать мусульманских детей из родной среды, изолировать их, поместив в чуждую им русскую среду. Указ от 17 апреля 1905 г. «О свободе вероисповедания» и Манифест 17 октября 1905 г. активизировали политические движения среди мусульман России308. Общественный подъем 1905–1907 гг. оказал непосредственное влияние на состояние образования в Уфимской губернии. Мусульманское население неоднократно обращалось в земские учреждения с ходатайствами о введении в русско-башкирские и русско-татарские школы преподавания родного языка309. 302 ЦГИА РБ. – Ф. И-113. – Оп. 1. – Д. 644. – Л. 20–20 об. 303 ЦГИА РБ. – Ф. И-113. – Оп. 1. – Д. 534 – Л. 1–1 об. 304 ЦГИА РБ. – Ф. И-132. – Оп. 1. – Д. 13. – Л. 2 об. 305 Азаматова Г.Б. Указ. соч. – С. 72. 306 Бюллетень Отдела Народного образования Уфимской губернской земской управы. – Уфа, 1916. – № 2. – С. 75–76. 307 ЦГИА РБ. – Ф. И-109. – Оп. 1. – Д. 72. – Л. 2. 308 Юнусова А.Б. Указ. соч. – С. 12. 309 Систематический сводный сборник постановлений Уфимского губернского земского собрания. – Т. 2. – С. 58.
Закрыть