Кулбахтина А.З. Традиционная школа мусульман Башкирии на рубеже XIX-XX веков. - Уфа, Изд-во БГПУ, 2012. Страница 54.

русского языка. Понятно, что вопрос о качестве образования в этих школах не стоял. Поэтому начальное обучение на «материнском наречии» являлось обязательным условием образовательного процесса, что лежало и в основе принципа Н.И. Ильминского «переход от известного к неизвестному». В реальности существовал огромный разрыв между теорией и практикой. В 73 % русско-инородческих школ преподавание на русском языке начиналось с первого года обучения, в 18 % – со второго года, в 6 % – с третьего274. Общий вывод по проблеме кадров можно сформулировать следующим образом: бурное развитие начального образования у нерусского населения края опережало темпы подготовки педагогических кадров, требовало качественных изменений в процессе обучения преподавателей. Русско- инородческие училища могли стать национальной школой лишь при учете и под влиянием этно-культурных особенностей обучающихся. Нелегкой задачей для развития «инородческих» школ оказалось и завоевание доверия у местного населения. Нежелание мусульманского населения сотрудничать с государственной школой, основывалось на устойчивых ассоциациях между принципами обучения в ней и перспективой христианизации. Попытки учреждения школ в башкиро-татарских деревнях терпели сокрушительное поражение, исправлению которого не способствовало и содействие муфтия С.Г. Тевкелева. В «Наставлении муллам, подведомым Оренбургскому магометанскому духовному собранию», датированном октябрем 1872 г., важность изучения русского языка муфтий аргументировал бытовой необходимостью: «от незнания русского языка происходит большое зло; вы не понимаете предписаний и требования гражданского начальства и довольствуетесь тем, что скажут вам или захотят вам сказать ваши переводчики; вы лишены многих выгод, потому что даже просить не умеете того, в чем иногда нуждаетесь от христиан и от своего начальства»275. Он заверял население, что требование изучения русского языка пронизано не идеями христианизации: «говорят, что есть люди, которые уверяют вас, что тот, кто требует знания русского языка, тот хочет привести вас к христианству»276. Итог работы земств, подведенный в начале 80-х гг. XIX в., не производит положительного впечатления от результатов проведения реформы в области инонационального образования. В Белебеевском уезде земства содержали инородческие школы для марийцев, мордвы и крещенных татар. Земских сельских школ было 15277. Открытие начальных школ для мусульман наталкивалось на сопротивление со стороны местного населения. Русские классы при медресе, организованные в деревнях Кубяково, Куручево, Сарсазово, Старо-Дюмеево и Урметево, не пользовались популярностью. После долгого бездействия они 274 Школьная статистика за 1913–1914 учебный год. – С. 45. 275 ЦГИА РБ. – Ф. И-295. – Оп. 3. – Д. 1800. – Л. 3. 276 ЦГИА РБ. – Ф. И-11. – Оп. 1. – Д. 959. – Л. 60–61; Хрестоматия по истории Башкортостана. – Ч. 1. – Уфа: «Китап», 1996. – С. 296– 297. 277 ЦГИА РБ. – Ф. И-113. – Оп. 1. – Д. 267. – Л. 118 об.
Закрыть