Кулбахтина А.З. Традиционная школа мусульман Башкирии на рубеже XIX-XX веков. - Уфа, Изд-во БГПУ, 2012. Страница 48.

которого входили Оренбургская, Уфимская, Пермская губернии и Тургайская область, аналогичную должность инспектора занял В.В. Катаринский. В целом, «Правила об образовании инородцев» наметили курс школьной политики, осуществляемой cо второй половины XIX в. до 1905 г. Но этот закон был не единственным, чье влияние непосредственно отразилось на развитии народного образования в крае. Государственные преобразования второй половины XIX в. напрямую затронули исследуемый регион. «Положение о башкирах» от 14 мая 1863 г. заложило начало ликвидации кантонной системы управления и перевело башкир, мишарей и тептяр из военно-служилого сословия в гражданское (т.е. податное)243. Внушительная сумма из фонда «башкирского капитала» (290 тыс. руб.) была переведена в Министерство народного просвещения. Целевое назначение перевода определялось как «устройство и содержание начальных училищ в местностях, населенных башкирами»244. Таким образом, соблюдалась определенная преемственность в русскоязычном образовании башкир, мишарей и тептяр, начало которому было положено еще в дореформенное время. Задолго до реформ для детей военно-служилого сословия открывались миссионерские начальные училища. Еще в 1805 г. в дер. Аскарово Тамьян-Тангаурской волости Верхнеуральского уезда Уфимской губернии была открыта школа для обучения башкирских детей русской грамоте. По состоянию на 1862 г. в Башкирском войске существовало 27 русско-башкирских школ, открытых в 1858 г. В них обучалось 498 детей245. Одна из таких школ находилась в деревне Тунгатарово Барын-Табынской волости Троицкого уезда, ставшей штаб- квартирой 7-го кантона до 1865 г.246 В ней училось 10 детей. Хорунжий Абдулла Урусов, выпускник Неплюевского военного училища, обучал их русскому языку и арифметике247. Финансовое бремя по открытию и содержанию нчальных школ ложилось на земские учреждения. Государство не финансировало земства. Их бюджет формировался путем налогообложения населения. Расходы земства делились на «обязательные» и «необязательные»248. Любопытно, что расходы на нужды народного образования и здравоохранения относились к «необязательным» и включались в смету лишь по решению земского собрания. Примем во внимание тот факт, что мусульманское население края составляло половину от общего числа населения, следовательно, и налогоплательщиков губернии. Соответственно этому должно было происходить и участие земств в судьбе просвещения башкир и татар на территории данных губерний. Однако документы начала XX в. убеждают 243 Положение о башкирах. Высочайше утвержденное мнение Государственного совета от 14 мая 1863 г. // ПСЗ РИ. – Т. 40. – Отд. II. – Л. 755–756. 244 ЦГИА РБ. – Ф. И-11. – Оп. 1. – Д. 1110. – Л. 106; Башкирский капитал – деньги, собранные с башкир, мишарей и тептяр в период кантонного управления. 245 ЦГИА РБ. – Ф. И-2. – Оп. 1. – Д. 1225. – Л. 6. 246 Асфандияров А.З. Из истории сел и деревень Учалинского района. // Ватандаш. – 1999. – № 3. – С. 36. 247 ЦГИА РБ. – Ф. И-2. – Оп. 1. – Д. 1388. – Л. 18. 248 История Башкортостана с древнейших времен до наших дней. – Ч. 1. – С. 386.
Закрыть