Кулбахтина А.З. Традиционная школа мусульман Башкирии на рубеже XIX-XX веков. - Уфа, Изд-во БГПУ, 2012. Страница 44.

устройства новых школ для огромного числа инородцев и правильного ведения просветительской и воспитательной работы в них»222. Закон разделял нерусские народы России на три категории:  I – «народы весьма мало обрусевшие», к которым относились народности Восточной Сибири и Урало-Волжского региона.  II – «народы, живущие в районах, населенных русскими». Среди них можно отметить грузин.  III – «народы, достаточно обрусевшие», к примеру украинцы и белорусы223. Среди «весьма мало обрусевших народностей Урало-Поволжья» просматриваются три группы «инородцев»: христиане, мусульмане и язычники. Согласно этой дифференциации и происходило формирование русско-инородческих школ. Для детей нерусских христиан и язычников – крещенных татар, чувашей, удмуртов, мордвы и марийцев, – учреждались четырехлетние школы с первоначальным преподаванием на «инородческих наречиях». Их обучение полностью основывалось на системе Н.И. Ильминского224. Особое место в учебном курсе этих школ занимало изучение «Закона божьего», церковного пения и русского языка. Русско-мусульманские учебные заведения на исследуемой территории были представлены русско-башкирскими, русско-татарскими и русско- казахскими школами. Русские классы при медресе также можно отнести к данному разряду, так как основной упор в этих школах делался на изучение русского языка. Преподавание «Закона божьего» для магометан заменялось исламским вероучением225. «Правила» стали одним из первых и основных законодательных актов в деле распространения светского русского образования среди мусульман внутренней России. Русский язык вводился в новые школы не в качестве учебного предмета, он «стал инструментом самого преподавания»226. Исследователи пытаются интерпретировать данный факт как проявление обрусительной политики. Однако не имеет смысла оспаривать необходимость изучения государственного языка нерусскими народами, живущими в Российской империи. Просвещенная мусульманская общественность отчетливо осознавала факт, что в XIX в. на фоне бурно развивающихся капиталистических отношений знание русского языка было не столько прогрессивным явлением, сколько необходимым условием существования нерусских народов в составе Российского государства. Поэтому она не противилась ему. Более того, представители башкирской и татарской элиты старались обучать своих детей в русскоязычных школах. Муфтий С.Г. Тевкелев отмечал, что основная цель, преследуемая введением 222 Циркуляр по Оренбургскому учебному округу. – 1875. – № 1-2. – С. 10. 223 ПСЗ РИ. – Т. 41. – Отд. 1. – № 48185. 224 Фархшатов М.Н. Народное образование … – С. 41. 225 ЦГИА РБ. – Ф. И-113. – Оп. 1. – Д. 444. – Л. 22-26, 44-46, 84-86. 226 Циркуляр по Оренбургскому учебному округу. – 1875 г. – № 1-2. – С. 13.
Закрыть