Кулбахтина А.З. Традиционная школа мусульман Башкирии на рубеже XIX-XX веков. - Уфа, Изд-во БГПУ, 2012. Страница 41.

Со второй половины XIX в. начальной школе в России была отведена важная роль «внутренней охраны самодержавия». Школа превратилась в политический инструмент, посредством которого государственная власть намеревалась управлять обществом. Особое внимание начальному образованию в данном контексте уделялось в многонациональных регионах, каковыми являлись Поволжье и Южный Урал. Здесь школа стала важнейшим средством в решении интегративных задач. В XIX в. в Урало-Поволжье, где преобладал исламоориентированный социум, столкнулись интересы двух духовных миров: православия и мусульманства. Государство проводило активную политику христианизации нерусских народов региона, так как православие продолжало оставаться надежной опорой самодержавия, что выражалось в триаде Уварова: православие, самодержавие, народничество. Мусульманское духовенство стремилось привлечь к исламу «соседние народы». Во второй половине XIX в. опасность ассимиляции нерусских язычников мусульманами приобрела вполне реальные очертания. Массовыми стали акты вероотступничества ранее крещеных инородцев и случаи перехода их в мусульманство. Санкции принудительного характера – аресты, высылки, запреты на исполнение мусульманских обрядов – не приносили ожидаемых результатов. Поэтому требовались качественно новые меры. С середины 60-х годов XIX в. Министерство народного просвещения стало целенаправленно изучать вопросы «системы мусульманского образования»206. Правительственный политический лексикон обогатился новым понятием: «магометанский вопрос». Интерес государства к данной проблеме носил скорее надзирательный, чем созидательный характер. Чтобы развязать себе руки для борьбы с проявлениями панисламизма, правительство намеренно преувеличивало масштабы и глубину «тюркско- мусульманского сепаратизма». Такие вопросы как язык обучения и программа начальной школы приобретали особый статус в многонациональном государстве. Для борьбы с сепаратистскими явлениями предполагалось создание единого образовательного пространства с государственным русским языком и господствующей религией – православием. Руководство Министерства народного просвещения во главе с графом Д.А. Толстым наметило вектор нового курса школьной политики. В ходе серии совещаний в Министерстве народного просвещения были выработаны основные меры к образованию инородцев. Они носили принципиально новый характер. Если раньше обучение инородцев велось в миссионерских школах, не основываясь на конкретной педагогической идее, то теперь 206 Материалы по истории народов СССР. Вып. 6. Материалы по истории Татарии второй половины XIX в. Часть первая. – М.-Л., 1936. – С. 282. * Ильминский Н.И. (1822–1891) – известный русский педагог-миссионер, востоковед, член-корреспондент Санкт-Петербургской Академии наук (с 1870 г.), директор Казанской инородческой учительской семинарии (с 1872 г.). На основе изучения истории, языка и быта нерусских народов Урало-Поволжья, Средней Азии и Сибири выработал особую систему «инородческого» просвещения, которая была направлена на усиление культурно-идеологического воздействия самодержавной власти и православной церкви на местное население.
Закрыть