Кулбахтина А.З. Традиционная школа мусульман Башкирии на рубеже XIX-XX веков. - Уфа, Изд-во БГПУ, 2012. Страница 38.

меры были вызваны усилившимися в правительственных кругах опасениями по поводу расширения движения «панисламизма». Это в свою очередь породило массовую волну протестов мусульманского населения и духовенства192. Они требовали автономии в решении вопросов национального образования. «Несколько столетий ни один из царей не воспретил мусульманам учить своей вере из рукописных и заграничных книг. Книги сочинены еще до принятия Российского подданства, в них ничего политического нет», – писали в своем рапорте имамы из Стерлитамакского уезда193. «Препятствование приобретению книг там, где они стоят дешевле, создает только лишнее стеснение»194. Циркуляр был отменен в начале 1894 г. Уволенные мударрисы были восстановлены в своих должностях. Отдельные мугаллимы вне программы преподавали некоторые светские дисциплины. Библиотеки, существовавшие в ряде медресе, позволяли пытливым шакирдам заниматься самообразованием. В результате наиболее даровитые ученики медресе были знакомы с классической литературой Востока, математикой, астрономией, медициной, риторикой, поэтикой, историей и географией. Имелась возможность ознакомиться с философскими знаниями аль-Фараби, ибн-Сины, аль-Бируни, Низами и других мыслителей Востока195. В медресе могло быть несколько хальфов (заместителей), каждый из которых имел своих учеников. Переход шакирдов от одного учителя к другому был недопустим. Шакирды низших курсов не имели права слушать лекции мударриса196. Языком обучения богословию в мусульманских медресе был арабский, а по другим дисциплинам – языки тюрки и фарси. Средством устного общения язык тюрки не служил, сфера его употребления была ограниченной: это был книжно-литературный язык, письменный язык канцелярии, официально-деловых бумаг и т.п.197. Татарский и башкирский язык в медресе не изучались, так как считались мужицкими198. Заслуживают внимания и отдельные приемы обучения в медресе. Основной метод подачи нового материала состоял в чтении и комментировании учителем текста учебника – лекция. При расхождении мнений разгорался диспут (муназара). Муназары организовывались также между учащимися соседних медресе. Предметом обсуждения на диспутах становились религиозные вопросы, тем не менее они вырабатывали у шакирдов умение логически мыслить, излагать свои доводы199. Приведем характеристику, данную основоположником татарской прозы нового времени Захиром Бигиевым, братом известного теолога Мусы Бигеева относительно данного приема обучения: «У преподавателей нет никакого дела до того, 192 ЦГИА РБ. – Ф. И-295. – Оп. 11. – Д. 523. – Л. 36 – 43 об. 193 ЦГИА РБ. – Ф. И-295. – Оп. 11. – Д. 622. – Л. 4. 194 «О положении мусульманских низших и высших школ (мектебов и медресе) в России» // Фархшатов М.Н. Самодержавие и традиционные школы … – Приложение. – С. 138. 195 Горохов В.М. Реакционная школьная политика царизма в отношении татар Поволжья. – Казань, 1941. – С. 192. 196 Валидов Дж. Указ. соч. – С. 23–24. 197 Галяутдинов И. Из истории языковых и культурных процессов в Башкортостане в XIX–начале XX вв. // Ватандаш. – 2000. – № 12. – С. 103 198 Валидов Дж. Указ. соч. – С. 26. 199 Фархшатов М.Н. Народное образование … – С. 76.
Закрыть