Кулбахтина А.З. Традиционная школа мусульман Башкирии на рубеже XIX-XX веков. - Уфа, Изд-во БГПУ, 2012. Страница 25.

образование в медресе других губерний и зарубежом. Из них 6,4% закончили конфессиональные школы Казанской губернии120. Из 112 учителей, упомянутых в труде Р. Фахретдинова «Асар», 14 учителей Оренбургской и Уфимской губерний обучались в Бухаре, 1 – в Стамбуле. Это объясняет факт инертной реакции мектебов на реформы в области мусульманского образования, в отличие от медресе, которые под влиянием высокообразованных мугаллимов, обучавшихся в передовых учебных заведениях, мгновенно перестраивались на новый лад. Статистический отчет, составленный Обуховым в 1913 г., показывает, что учительская среда была неоднородной в поло-возрастном отношении. Несмотря на то, что мужчины-преподаватели составляли абсолютное большинство (80,3 %) опрошенных респондентов, женщины-преподаватели были достаточно распространенным явлением (19,7 %)121. Так как профессиональная подготовка женщин-педагогов для мусульманских мектебов началась под влиянием реформаторских тенденций, то это дает нам право предполагать их современный взгляд на методы преподавания. В мектебах, равно как и в медресе, отсутствовали официально утвержденные программы и уставы. Учителя имели полную самостоятельность при составлении учебного плана. В основном они придерживались среднеазиатской схоластической образовательной традиции, потому что сами были обучены в соответствии с ней. Это создавало некоторое однообразие в характере обучения, что сегодня истолковывается как «единая программа обучения», претендующая на системообразующий признак. Изучаемые предметы, обучающие пособия и методы преподавания в мусульманских школах были унифицированы и идентичны. К примеру, при переходе от одного блока знаний к другому преподаватели придерживались определенной последовательности, такой же порядок соблюдался и при изучении книг. Обучение было бесплатным, учителя не получали заработной платы (жалованья). Сложившаяся вековая практика предусматривала оказание прихожанами материальной помощи муллам в ответ на обучение детей грамоте122. Содержание школ осуществлялось за счет пожертвований. Даже в начале XX в. 435 мектебов из 1 579 выявленных выше содержались на средства, получаемые от учащихся в качестве платы за обучение. Учитель мектеба в дер. Тикеевой Булекей-Кудейской волости получал жалованье с каждого ученика по 30–50 коп. в месяц123. И без того скудные средства шли на отопление и освещение школы. Нередко школы строились на средства самих учителей (мугаллимов). Так, старшина Сафаровской волости Уфимского уезда Земалетдинов докладывал: «все медресе построены на средства преподавателей и ими же ремонтировались»124. Финансовое 120 Аграрный вопрос и крестьянское движение в Татарии XIX в. – М.-Л., 1936. – С. 327. 121 Обухов М.И. Указ. соч. – С. 38. 122 Абзанов Ш.С. К вопросу истории народного образования. – Уфа, 1934. – С. 92–93. 123 Любимов А. Указ. соч. – С. 2. 124 ЦГИА РБ. – Ф. И-11. – Оп. 1. – Д. 959. – Л. 35–38.
Закрыть