Кулбахтина А.З. Традиционная школа мусульман Башкирии на рубеже XIX-XX веков. - Уфа, Изд-во БГПУ, 2012. Страница 23.

существенным образом друг от друга. Перенесенные из других социально- экономических, политических и даже климатических условий среднеазиатские учебные заведения, не перестраиваясь под местные особенности, прочно вошли в жизнь мусульман и надолго законсервировались в первоначальном состоянии. Метод экстраполяции позволяет использовать описание мектебов других кочевых народов (например, казахов). Мектебы в Средней Азии организовывались при мечетях. У башкир мечети не всегда представляли собой специальное культовое сооружение110. Мечети могли располагаться и в юртах. Поэтому и занятия так же чаще всего проводились в юртах, и на открытом воздухе. На протяжении нескольких веков в мусульманских религиозных учебных заведениях сохранялись средневековые образовательные традиции. Тесные торговые контакты с восточными странами породили культурно- образовательные связи населения Урало-Поволжья с жителями Средней Азии. Известный общественный деятель Рашид Ибрагимов (Рашид-Кази) писал в Министерство народного просвещения: «Наши мусульмане, прослышав, что в Бухаре дают возможность получать образование безвозмездно, живя на полном иждивении школы, толпами устремились туда, и ездили оттуда, за счет той же школы, чтобы закончить образование, в другие мусульманские страны»111. Поэтому можно сделать вывод, что на рассматриваемой нами территории преобладала модель бухарских мектебов и медресе. Мектебы, в основном, открывались при мечети по инициативе мусульманского духовенства. «Конфессиональные школы при мечетях открываются на средства прихожан, ответственным лицом и заведующим является имам этой мечети», – сообщало Оренбургское Магометанское Духовное Собрание112. Вопросы преподавания, открытия школ, переноса их из одного места в другое зависели только от общества, разрешения со стороны Духовного собрания не требовалось113. Так как ОМДС находилось под контролем Министерства внутренних дел, соответственно МВД контролировало и мусульманские религиозные учебные заведения. Их учреждение происходило в уведомительном порядке. В 1870 г., после издания «Правил о мерах к образованию инородцев, населяющих Российскую империю» процедура открытия конфессиональных школ перешла к разрешительному порядку114. В 1874 г. высочайше утвержденным мнением Государственного Совета религиозные школы были переданы в Министерство народного просвещения. Теоретически это делалось в рамках организации единого образовательного пространства, для интеграции в него мусульманского сегмента народного образования. На 110 Рахматуллина З.Н. Ислам и менталитет башкир // Зайнулла Расулев – выдающийся башкирский мыслитель философ, теолог и педагог-просветитель мусульманского мира. Материалы международной научно-практической конференции. – Уфа, 2008. – С. 47. 111 «О положении мусульманских низших и высших школ (мектебов и медресе) в России» // Фархшатов М.Н. Самодержавие и традиционные школы башкир и татар в начале XX в. (1900–1917 гг.). Приложение. – С. 135. 112 ЦГИА РБ. – Ф. И-295. – Оп. 11. – Д. 622. – Л. 4. 113 Там же. – Д. 523. – Л. 14, 22. 114 Правила о мерах к образованию населяющих Россию инородцев, высочайше утвержденные 26 марта 1870 г. // Сборник постановлений Министерства народного просвещения. – СПб., 1884. – С. 673.
Закрыть