Кулбахтина А.З. Традиционная школа мусульман Башкирии на рубеже XIX-XX веков. - Уфа, Изд-во БГПУ, 2012. Страница 19.

школ. Некоторые школы закрывались в самом начале своего функционирования из-за материальных трудностей. Кроме того широкое распространение среди мусульманского населения имела традиция домашнего обучения, которая согласно проекту О.А. Игельстрома носила противозаконный характер. Естественно, что пункты домашнего обучения не были охвачены официальной статистикой. Поэтому указанный образовательный сегмент выпадал из-под государственного контроля и официального учета. При использовании косвенных доказательств в вопросе о численности религиозных школ представляется иная картина. Так, С.Г. Рыбаков отмечал, что ему не встречалось ни одной башкирской деревни, в которой не было бы мечети: «… вся Башкирия усеяна мечетями»87. Краевед М.В. Лоссиевский, в свою очередь, писал: «… где мечеть, там есть мулла, там и мектеб и медресе»88. Известно, что в 1860 г. в крае функционировало 1850 мечетей, в 1889 г. – 1896 мечетей. Из них 1396 располагались в Уфимской губернии, а 500 – в Оренбургской89. Следовательно, к 90-м годам XIX в. на Южном Урале функционировало около 1 900 мечетей. И, если исходить из утверждения, что «мечеть являлась даже не мечетью, а школой»90, то мы получаем около двух тысяч примечетных учебных заведений. Внушительный преподавательский потенциал содержался уже в основе вероисповедания. Каждый настоятель мечети при вступлении на должность давал сельскому сходу обещание обучать детей школьного возраста арабской грамоте и основам вероучения. Известный врач-гигиенист, общественный деятель и этнограф Д.П. Никольский писал: «Мусульманское духовенство, на обязанности которого лежало обучение детей, повсеместно отнесло его к своему делу, и нет мечети, где бы мулла не обучал не только детей, но и взрослых, которые нередко посещали школу, которая имелась при каждой мечети»91. Таким образом, каждый мулла на практике становился правоспособным учителем. В 1860 г. в крае числилось 3 487 мусульманских духовных лиц, а в конце XIX в. их было – 4 549. Из них 3 555 служили в Уфимской губернии, а 994 – в Оренбургской92. До начала 60-х гг. XIX в. не существовало женских мусульманских школ в виде мектебов и медресе при мечетях93. Женские школы функционировали в качестве пунктов домашнего обучения94. На учебу принимались дети в возрасте от 7 до 13 лет. Башкирские и татарские девочки посещали дом муллы95. В детском возрасте они брали уроки вместе с мальчиками у имама. По достижении периода полового созревания детей производилось раздельное обучение девочек и мальчиков. За определенную 87 Рыбаков С.Г. Музыка и песни уральских мусульман с очерком их быта. – СПб., 1897. – С. 291. 88 Лоссиевский М.В. Кое-что о Башкирии и башкирах. – Уфа, 1903. – С. 13. 89 Фархшатов М. Н. Народное образование … – С. 55. 90 Ардашов И. Современное состояние мусульманских конфессиональных школ в России и стремления мусульман к их преобразованию // Вестник Оренбургского учебного округа. – Уфа, 1915. – № 6–7. – С. 246. 91 Никольский Д.П. Башкиры: этнографическое и санитарно-антропологическое исследование. – СПб., 1899. – С. 117. 92 Фархшатов М.Н. Народное образование … – С. 56. 93 «Дар-уль-муаллиминъ» и «Дар-уль-муаллиматъ» в Уфе // Мир Ислама. – Т. II. – Вып. X. – С. 670. 94 Аминова Л.Я. История женского образования в Башкирии. Вторая пол. XIX–начало XX в. – Уфа: РИО РУНМЦ ОМ РБ, 2005. – С. 70. 95 Там же. – С. 68.
Закрыть