Кулбахтина А.З. Традиционная школа мусульман Башкирии на рубеже XIX-XX веков. - Уфа, Изд-во БГПУ, 2012. Страница 18.

местах»81. Духовное собрание должно было требовать ежемесячный сбор «ото всех при мечетях состоящих школ» списки учеников «за подписанием учителей». Проект О.А. Игельстрома лег в основу указа правительства от 22 сентября 1788 г. об учреждении Духовного магометанского собрания82. Таким образом, с учреждением ОМДС усилился политический контроль со стороны государства над мусульманским населением, в том числе и мусульманскими школами. С другой стороны, создание такого института поднимало мусульманское духовенство в ранг чиновников, актуализировало решение кадрового вопроса. Поэтому мусульманское духовенство прикладывало немалые усилия для открытия конфессиональных школ, впоследствии ставших для мусульманских детей основным, если не единственным, источником получения образования. Сеть мусульманских школ к середине XIX в. значительно расширилась. В вопросе о численности мектебов и медресе в Уфимской и Оренбургской губерниях в середине XIX в. пока нет единого мнения. Наиболее распространенным является тезис о том, что в деревнях Южного Урала в 1865 г. было 600 мусульманских школ, в которых обучалось более 20 тыс. учащихся83. В отчете Уфимского губернатора за 1865 г. речь идет о 814 школах во вверенной ему губернии. Любопытно отметить, что в 1865 г. русскоязычных школ в губернии насчитывалось чуть больше 17084. По сведениям Духовного собрания в 1860 г. на Южном Урале функционировало 386 мектебов и медресе. Тогда как в отчетных ведомостях за 1857 г. было показано 418 мектебов и медресе. В «Списках населенных мест» Уфимской и Оренбургской губерний, составленных в 1866–1870 гг., отмечено наличие в первой 808, а во второй 150 учебных заведений ислама85. Не менее противоречивы статистические данные о местных мектебах и медресе за 70– 80 годы XIX в. В ведомости мусульманских школ, представленной в 1875 г. канцелярией Оренбургского генерал-губернатора в Департамент просвещения, имеются сведения по 204 учебным заведениям. В 1879 г. Уфимский губернатор доставил Оренбургскому генерал-губернатору по его запросу список 357 «существующих башкирских школ под названием мектебов и медресе»86. Таким образом, в исторической литературе сложилось устойчивое представление о том, что государственный учет мусульманских школ не был точным. В основном, это объясняется тем, что местное население сознательно скрывало наличие религиозных школ, опасаясь репрессий и возможной их русификации. Неусыпный контроль чиновников учебного ведомства, произвол местной администрации в отношении школ и их имущества также вынуждали население скрывать факты существования 81 НА УНЦ РАН. – Ф. 3. – Оп. 7. – Д. 35. – Л. 19. 82 ПСЗ РИ. – Т. XXII. – № 16710. 83 Черемшанский В.М. Описание Оренбургской губернии в хозяйственно-статистическом, этнографическом и промышленном отношении. – Уфа, 1859. – С. 108; Фархшатов М.Н. Народное образование … – С. 55–56; Юнусова А.Б. Ислам в Башкортостане. – Уфа, 1999. – С. 60–61; История Башкортостана с древнейших времен до наших дней. – Т. 1. – С. 360. 84 Аминов Т.М. История профессионального образования … – С. 66–67. 85 Фархшатов М.Н. Народное образование … – С. 56. 86 Там же.
Закрыть