Кулбахтина А.З. Традиционная школа мусульман Башкирии на рубеже XIX-XX веков. - Уфа, Изд-во БГПУ, 2012. Страница 115.

музыкальные и танцевальные представления. В основной своей массе концерты были платными, шакирды ходили по домам состоятельных людей и предлагали покупать билеты573. Фиксированной цены на билеты не было, она определялась самим покупателем. Вырученные суммы шли на нужды медресе574. Одним из активных участников таких вечеров был будущий актер Башкирского драматического театра, народный артист РСФСР Амин Зубаиров. Организация самодеятельного кружка «Национальной культуры и искусства» стала примечательным явлением в культурной жизни г. Уфы того периода. Эта организация впервые в Уфе поставила пьесу «Ревнивый муж» в пользу бедных учащихся, которые «вынужденно бросили учебу в медресах»575. Приглашение в 1916 г. в медресе «Галия» профессионального преподавателя музыки, бывшего профессора Варшавской консерватории Вильгельма Клеменца, знаменовало собой зарождение среди башкир таких видов музыкального искусства как хоровое пение и оркестровое исполнение. Несмотря на тяжелые времена, наступившие с приходом революционного 1917 г., концерты хора и оркестра под управлением В. Клеменца имели широкий общественный резонанс576. Основу концертных программ составляли башкирские песни и наигрыши. Все это способствовало духовному и культурному развитию шакирдов. Медресе «Галия» функционировало в условиях борьбы с реакционным правительством, поддерживающим клерикальное духовенство. Борьба шла в нескольких направлениях. На страницах мусульманской печати в течение всех лет существования медресе «Галия» проводилась активная политика дискредитации медресе и его руководителя. На службах в мечетях муллы проклинали имя Зии Камали, осуждали шакирдов, обучающихся в медресе. С самого начала функционирования медресе ректор и его деятельность стали объектом пристального внимания Уфимского губернского жандармского управления. В своем донесении о результатах расследования по поводу деятельности ректора медресе «Галия» начальник Уфимского губернского жандармского управления вынужден был признать, что «… учитель Камалетдинов читал лекции исключительно на научные темы, призывая своих слушателей к умственному труду и саморазвитию»577. В 1915 г. Камали потерял поддержку попечительского совета медресе, который обвинил его в превращении медресе в учительскую школу. В 1915 г. вместо сторонника совета Габдуллы Шнаси завучем медресе стал Галимджан Ибрагимов. В этот период он начал активно заниматься пропагандой идей самостоятельности каждого из тюркских народов России. Он сумел сплотить вокруг себя группу молодых педагогов и учащихся, 573 Кудашев С. По следам юности. – С. 68. 574 Кудашева С.С. Великий просветитель Зия Камали // Роль дореволюционных духовных учебных заведений в просветительстве народа: Материалы межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 100-летию медресе «Галия». – Уфа: РИО РУНМЦ МО РБ, 2006. – С. 117–122. 575 ЦГАОО РБ. – Ф. 8908. – Оп. 1. – Д. 17. – Л. 132 об. 576 Юмагузин В. Мансур султанов – первый профессиональный музыкант из башкир // Ватандаш. – 1996. – № 2. – С. 169. 577 Национальные движения в период первой российской революции. Сб-к док-ов. / Сост. Кузнецов И.А. – С. 264.
Закрыть