Кулбахтина А.З. Традиционная школа мусульман Башкирии на рубеже XIX-XX веков. - Уфа, Изд-во БГПУ, 2012. Страница 100.

Многие авторы при освещении меценатской деятельности, зачастую ограничиваются лишь указанием крупных спонсоров. При этом вне их внимания остаются Х. Губайдуллин, Бадретдин Назиров, внесших по 100 руб.; Сабирьян Шамгулов, отдавший 500 руб. на возведение здания502. Их вклад не столь значителен, но в условиях полного отсутствия государственного финансирования любая сумма оказывалась не лишней. В течение девяти лет медресе функционировало благодаря продолжавшейся поддержке меценатов. В первый год работы расходы медресе составили около 1 тыс. руб., которые были покрыты за счет пожертвований. 1 200 руб. была внесена С. Назировым. Ежегодно выделяла средства Суфия Джантурина. С 1911 г. финансирование медресе взял на себя Г. Хакимов503. Расходы медресе превышали его доходы, хотя доходность медресе как учебного заведения весьма сомнительна. В 1908 г. в Министерство внутренних дел поступил донос, подписанный 12 муллами504. Они сообщали о том, что в медресе «Галия» осуществляется подготовка революционно настроенных учителей505. В 1912 г. на имя муфтия Султанова был подан донос от 20 мулл на вредную деятельность медресе «Галия» и его руководителя Зия Камали506. 1915 год стал роковым в истории медресе. Под влиянием реакционных сил участились нападки на медресе и на Зию Камали. Стены «Галии» покинула часть учителей, обвинив ректора в безбожии. Отошли от финансирования медресе уфимские меценаты. Причинами этого явления была борьба кадимистов и джадидистов, в которой перевес сил находился на стороне первых. Среди приверженцев традиционного обучения были влиятельные люди города, чей авторитет распространялся и на членов попечительского совета. Один из «традиционалистов» Г. Хакимов сам являлся крупным меценатом и входил в попечительский совет. Кроме того, среди выпускников медресе «Галия» с каждым годом усиливалась тенденция отказа от получения духовных званий. Следует отметить, что такая ситуация была характерна для многих новометодных медресе. Так, журнал «Дин вэ магишат» сетовал на то, что «… из стен «Хусаинии» не выходит не только один мулла в один год, но даже один мулла в десять лет»507. Видимо, это настораживало попечительский совет, потому что медресе переставало соответствовать своему предназначению. Ислам же отводил большую роль в просвещении мусульман имамам, обладающим трибуной мечети и влиянием на прихожан. Также нельзя оставлять в стороне и усилия царских властей в лице жандармерии, под неусыпным контролем которой оказалось медресе и его ректор с 1909 г. Проблемы с властями отпугивали спонсоров508. Поводом для разрыва отношений попечительского совета с З. Камали стало 502 Магадеев Д. Путь учителя // Вечерняя Уфа. – 24 июля, 2002. – С. 4. 503 Тузбекова Л.С. Меценаты … . – С. 152. 504 ЦГИА РБ. – Ф. Р-4767. – Оп. 1. – Д. 1. – Л. 21; Аршаруни А., Габидуллин Х. Очерки панисламизма и пантюркизма в России. – М., 1931. – С. 18–20; Национальные движения в период первой революции в России. (Сборник документов из архива бывшего Департамента полиции) / Сост. Кузнецов И.Д. – Чебоксары, 1936. – С. 245–251. 505 Национальные движения … . – С. 245. 506 ЦГИА РБ. – Ф. Р-4767. – Оп. 1. – Д. 1. – Л. 7. 507 Дин вэ магишат. 1909. – № 8. – С. 59. 508 Тузбекова Л.С. Медресе «Галия»… – С. 24.
Закрыть