Бельские_просторы_№9_(20_сентября_2017). Страница 98.

97 Виктор Кузьменко ного и безостановочного мата. На что уж их Лихой матерщинник, но чтобы так! Повезло – настоящего мастера слова занесло к ним на огонёк. Удружил, право слово, удружил. Тем временем зампотыл, утешая себя отсутствием лишних зри- телей, уцепился за обглоданную вонючими постояльцами обрешётку клетушки и попытался встать. Он почти уже подтянул под себя ногу, когда его дрожащих от напряжения пальцев коснулось что-то влажное и прохладное. – Греби её мать, – заорал Сердюк и отдёрнул руку от свиного пятака. Второй раз падалось ещё обиднее. Шапка отлетела в сторону, на относительно чистое место, но, сделав полукруг, оказалась в самом центре коричневой лужи. Сердюк какое-то время лежал, глядя в ажурное пространство над собой. «Странная штука, в такой грязи совершенно белый иней». – Да и хрен с ним, – плюнул в сердцах зампотыл. Погрузив руки в скользкую грязь, он опёрся на них и, громко кряхтя, встал. Всё это время свиньи молчали, точно ждали, чем дело закончится. Как только красная физиономия Сердюка показалась над клетями, радостный хор захрюкал на все голоса. – Ах, вы ж, сучьи дети! Смеяться, да?! – он схватил стоящую недалеко лопату и начал с досадой тыкать ею свиней. За этим неприглядным занятием и застали его двое молодых, притащивших флягу отходов с камбуза. Не сразу заметив прибавление в зрительном зале, Сердюк поливал на чём свет стоит, но оголодавшие свиньи, похоже, учуяли запах обеда и, не обращая внимания на человека с лопатой, рванули к проходу. Зампотыл же расценил происходящее как наглое посягательство на его главенствующее положение в мире животных и начал размахивать лопатой, точно косой. Сви- ньи продолжали наседать, вставали на задние ноги и высовывались из клетушек разъярёнными мордами. Первым сдался Сердюк. Он кинул лопату под ноги и двинулся к выходу, где, разинув рты, стояли двое салаг. – Кого надо? – рявкнул зампотыл. – Дорогу!

Мог бы и не орать, пацаны сами расступились, пропуская с ног до головы перемазанного дерьмом Сердюка.

– Шапку забыли!

Сердюк остановился и, не поворачиваясь, совершенно спокойно ответил: – Да, да, конечно. Принеси.

Так же, не поворачиваясь, он забрал головной убор, тряхнул им, как граду- сником, и вышел.

22 У каждого с «Тихой пристанью» свои личные счёты. Знакомство с безобидным, на первый взгляд, заведованием Лихого неизгладимым следом отпечатывалось в памяти каждого из салаг. Попадая сюда, в эту вонь и гадость, любой становится тише, спокойнее, смиреннее. Гоняя свиное говно по проходу, самое время заду- маться о мироздании и о твоём месте в нём. Бытие, бытие, что оно там? Вот-вот. Было бы что определять. Всё-то в жизни увязано. Уходя отсюда в прошлый раз, Виталик размышлял над тем, что же такое че- ловек. Чем особенным отличается он от любого животного? По всему выходило – ничем. Если не считать неоправданной жестокости к себе подобным и окружаю- щему миру, та же, по сути, скотина. На царя природы Homo Sapiens явно не тянул. Какой там царь. Даже при том, что на его стороне техника, оружие, наука. Силён? 4 «Бельские просторы»
Закрыть