Бельские_просторы_№9_(20_сентября_2017). Страница 82.

81 Виктор Кузьменко закрывали лица. Поясница, самое открытое место, с хрустом проминалась под каждым пинком, выдавливающим из обмякшего тела хрип. Никто не слышал ору- щего Олейникова. Тот оттаскивал от Виталика то одного, то другого из мстителей и со страшным лицом выталкивал их из бокса. Чистый начал приходить в себя. Поняв, что творится вокруг, он стал подавать знаки крестовым движением рук, чтобы сотоварищи остановились. Прошло ещё минуты три, прежде чем бойня прекратилась.

– Вы что, кто просил? – прохрипел Чистый, – Домой не хотите? Завтра нас. Придурки. Лом сам упал.

– Какой лом?

Только сейчас толпа разглядела лежащий на полу лом.

– Как он мог выскочить?

– Да я сам. Ударил по бревну со всей дури, не рассчитал. Ни при чём он. И снова повисла тишина. Отдышавшись и немного протрезвев, гости пошли обратно к столу. Только Олейников остался рядом с Виталиком. – Как ты?

– Живой.

– Так, сейчас пойдёшь… Идти сможешь? Пойдёшь спать. Завтра день покажет. Всё равно уже ничего не поправить. Как вышло, так вышло. Может, проводить?

– Не, сам. Сам.

– Тут второй выход. – Да. Сейчас. Спецак.

Разгорячённое тело ещё не поняло, что не так, и пока слушалось хозяина. Ви- талик надел принесённый Олейниковым спецпошив, нахлобучил шапку и побрёл в ночь. Где-то надо было отлежаться.

17 Ушибы давно зажили, гематомы рассосались, обидчики прощены. Надо слу- жить дальше. Вставать в строй, маршировать на плацу, грести дерьмо, ходить в наряды. В этот раз на камбуз. Уже распределённые по местам нарядчики пере- брасывались анекдотами, когда Олейников (он заступил дежурным) негромко приказал: – Старший матрос Дорошко, ко мне.

– Есть! Ого, что это тебя колотит? – обратил внимание Виталик.

– Поедешь получать продукты вместо меня. Вот накладные. Я всё. Расписался. Не думал, что так бывает. Два часа назад был нормальный, а тут температура какая-то.

– В санчасть?

– Ну да, сейчас только дежурному доложу.

Он вышел в холл и, подойдя к судовому телефону с надписью ТАС, снял трубку с широким раструбом.

– Разрез, дежурного. Товарищ капитан-лейтенант, это Олейников, у меня тут резко подскочила температура. Общее самочувствие? Сутки – нет, не выстою. Да, есть, у меня в наряде старший матрос Дорошко. Да, я тоже так решил, вот, звоню доложить. Сейчас передам. Дорошко! – он отвёл трубку в сторону и подождал, когда Виталик приблизится, – дежурный, тебя.

– Старший матрос Дорошко по-вашему приказа… Есть, есть. Буду стараться. Хорошо. Простите, есть.

Закрыть