Бельские_просторы_№9_(20_сентября_2017). Страница 46.

45 Сабир Шарипов – Скажи-ка, дорогой, а твое доверие ко мне не утеряно? – Сдвинув набок кепку, старик шутливо подмигнул.

Даут ответил: – Чтобы не потерять доверие, сначала надо еще его завовевать.– Прозвучало несколько грубовато, зато правдиво. – Верно!... – хохотнул Федорыч, ни капли не обидевшись. Он снова принялся крутить радио и наткнулся на канал «Юлдаш». В эфире звучала любимая песня семьи Салаватовых: Поет соловей, поет – Душу разрывает...

…Кто любит – ждет, А терпеливые – терпят. – Моя землячка поет. Актриса академтеатра.

– Хорошо поет, зараза! – Федорыч не спеша взялся за термос. – Айда на двоих...

– Спасибо, чай я уже пил, – хотел было подтрунить над Федорычем, мол, лучше бы водочки, но передумал, не желая невзначай обидеть старика. Вместо этого выскользнул из машины, походил туда-сюда по зеленой траве. Поясницу сильно ломило, ноги затекли, надо бы размяться. – Азатыч, сам-то ты откуда родом? – поинтересовался у него Федорыч, попивая обжигающий чай.

– Из Баймака. – Не бывал. Хлеба навалом, овец много, кажись, у вас?

– Много... – почему-то невесело улыбнулся Даут. – А давай на следующее лето махнем к вам! Пора, наверное, ехать домой. Федорыч не спеша закончил свое чаепитие и был готов. – Кепка у тебя славная, Вадим Федорович, – залезая в кабину, сказал Салава- тов, – Давай на аукционе выставим, а?

– А что, отличное предложение! – хохотнул сосед, но, немного подумав, покачал головой. – За то, что она моя, мне не стыдно, за марку стыдно. Понимаешь, навер- ное... Мне жаль тех, у кого денег мешками, как…– Он умолк, не зная, кого назвать. – Денег-то у них навалом, а наших соловьев все равно не смогут переманить... Услышав это, Федорыч опять покосился на Салаватова: второй раз уже про каких-то соловьев говорит... Однако складно получилось, поэтично. Даут неожиданно решительно подвел черту: – Черт с ними, Федорыч. Где родился, там и пригодился. Мне кажется, надо жить у себя на родине, по-человечески. Чужбина – не для нас.

– Правильно говоришь, – поддержал старик. – Вот я никуда не хочу ехать, а тем более перезжать. Сын со снохой каждый год внука оставляют моей Люде и сами за бугор, в отпуск. В этом году в Грецию летали, а на будущее лето вроде в Чехию собираются. Я им фрукты-овощи выращиваю. А сколько банок овощей солю – не пересчитать. Ладно, погнали домой к своим любимым женушкам! Хочу быстрее плюнуть Люсеньке в лицо, как те африканцы, приветствующие друг друга. Вспомни, утром об этом по радио передавали.

Даут молчал и улыбался своим мыслям. Как хорошо, что все-таки съездил в Покровку, побывал на берегу переката… Права была Софья Михайловна: некото- рых так и тянет на место совершенного преступления, хотя Даут не считал себя злодеем. Но что-что, а с Николаем и Владимиром вообще не хочется сталкиваться в своей жизни никогда. Живы ли, здоровы ли, где и кем работают, как живут –
Закрыть