Бельские_просторы_№9_(20_сентября_2017). Страница 43.

42 Проза * * * Когда-то 7 ноября был всенародно любимым праздником. Трудящиеся ров- ными шеренгами маршировали на демонстрациях, радуясь и веселясь от души. В теплом спортивном костюме, шапке, в тонких перчатках и удобных кроссов- ках был среди них и Даут. Как бы ни хотелось домой, все равно гордо принимал участие в городском параде физкультурников. Домой удалось съедить лишь на 5 декабря – в День Конституции. Времени было мало и снег глубокий, а то бы махнул к Самаре. По слухам, она тоже приехала. Повзрослела небось, можно уже обнять и поцеловать свою красавицу.

Даут иногда вспоминал Наилю. Так просто. Если бы ответил тогда на ее пись- мо, судьба, возможно, пошла бы совсем по другому пути. «Сообщи, в какой вуз поступил, буду приезжать к тебе. Потом ко мне в райцентр поедем, деревню мою увидишь, с родней познакомишься», – открыто обещала девушка в том длинном письме. Впрочем, невелика потеря, девчонки на него и так обращали внимание, Даут это давно подметил. Из команды лыжниц стройная мишкинская марийка имела серьезные виды на него. Эта симпатичная девушка тоже приглянулась ему. С другого факультета бурзянская смуглянка с длинными косами явно была нерав- нодушна. Даут не торопился с головой кидаться в омут любовных переживаний, будто чувстовал, что настоящая любовь еще впереди, и терпеливо ждал этого часа. Обуреваемая коммунистическими идеями страна Советов со временем стала жить лучше. В магазинах поубавились очереди на хлеб, молоко и другие продукты питания. В деревнях стали побольше держать скот, даже появился личный тран- спорт. Пусть здравствует двоюрдный брат-орденоносец: купив «Москвич», отдал старый мотоцикл Дауту. Пришлось с ним повозиться: парень на каникулах долго копался, смазывал и привел-таки драндулет в порядок. И в один прекрасный день погнал в ту самую деревню в лесостепи, где проработал учителем всю зиму. Встретились они с Самарой, о-хо-хо, как бы не сглазить: похорошела девушка, щеки горят, брови вразлет! В укромном уголке клуба поболтали о том о сем. До дома не проводил. Причина – до него дошли слухи, что она дружит с каким-то сержантом из соседнего поселка, который весной из армии вернулся.

В середине зимы Даут получил несколько подравительных открыток с Новым годом. Одной открытке обрадовался особенно. Она была от Самары. Написал ей письмо – получил задушевное ответное письмо. Далее письма участились, связа- ли их крепкими узами дружбы. Слов «люблю», «жду» не было их в этих письмах. Просто обычное приветствие, отчёт о состоянии погоды, деревенские и городские новости. Летом на каникулах опять встретились, под лунным светом гуляли по берегу тихой речушки. Вот тогда, осмелившись, поцеловал ее в первый раз. По- чувствовав теплые, слегка соленые слезы на ее губах, Даут взолнованно спросил: – Почему ты плачешь, Самара?

– Да ну... – прошептала смущенная девушка, – это от счастья...

Обрадовался парень и еще крепче расцеловал любимую в густые ресницы. «Пусть слезы льются только от счастья! » Откуда же эти слова? Из туристического репертура, кажется. Из песни «Агидель»… На следующее лето два студента снова встретились на районном сабантуе. Народу было очень много. Даут по уговору своих знакомых ребят участвовал в прыжках в длину и занял второе место. Вручили приз – резную лань из лакиро- ванного дерева. Парень подарил изящную безделушку Самаре, несмотря на ее отчаянное сопротивление.

Закрыть