Бельские_просторы_№9_(20_сентября_2017). Страница 37.

36 Проза – Эх, да черт с тобой, молод ты еще… – Да понял я все... Поэтому и не подписался, даже читать не стал. А вы откуда узнали-то о жалобе?

– Твою напарницу встретил утром. Помнишь, как тогда во время обеда на по- ляне она, узнав про ворованное мясо, вылила суп и вскрикнула от ужаса? Алевтина еще рядом с ней сидела. – А-а, – Дауту вспомнил кармаскалинскую библиотекаршу. – И ко мне она заходила. Можно вашу форточку приоткрою?

– Сам открою, а ты давай закусывай. Ешь вон сосиску, огурчик… Но Даут, повертев немного в руках вилку, положил ее обратно на стол. Хозяин помолчал о чем-то своем, потом горько вздохнул. – Перекат пугает душу... Грешным оказался перекат-то… Из приоткрытой наполовину форточки послышалась задорная музыка со сто- роны столовой. Немного погодя Доцент заходил взад-вперед по комнате, заложив руки за спину, словно приготовился читать лекцию студентам.

– Если сам признаешься, тебе удастся избежать наказания. Простят. Только пояснительную записку написать надо. На имя районной милиции или прокурора. Это называется чистосердечным признанием, что равносильно явке с повинной. Знаю, потому что книги про криминал люблю читать. В общаге московской аспи- рантуры друг-юрист жил. Я тоже напишу объяснительную, как любят говорить русские, на всякий пожарный. Тут даже нечего раздумывать, парниша! Если уз- нают про ваши грязные делишки в Покровке, вас всех четверых прижмут. А там уж как получится: или штраф влепят, или реальный срок. Какие из этого выте- кают последствия, надеюсь, сам догадываешься. Это значит прощай, комсомол, а с ним и вуз, и карьера... Да и мою судьбу под удар ставить не будем, ладно? С парткомом шутки плохи. Даут молчал, взвешивая все за и против. Но наконец с шумом выдохнул и потребовал бумагу и ручку.

– Дайте бумагу... Дауту не надо было сто раз повторять, он и без этого прекрасно знал, что Раян Баянович просит не за себя, а заранее хочет оградить Даута от беды.

– Ты благорассудительный, брат, молоток. Бумага не проблема, есть она у нас, – Доцент уже торопливо вскочил со стула. – Хорошая ручка, та-ак, в тумбе супруги, сейчас... Идиоты… Как они могли подумать, про меня и Алевтину? Разве я буду из- менять жене, которая за дешевку четыре путевки достала? Да, если тяжело писать, могу диктовать. Пацан, тебя же заставили! Живи своим умом, никогда не попадай в дурные истории, будь осторожен в общении с сомнительными людьми. Если уж попал в неприятную ситуацию и упал – не ной, встань, отряхнись и иди дальше. Чего уж там, пять-шесть предложений, быстро написали признательную.

– Адрес чтоб был конкретный. Ты когда едешь домой? Завтра?

– Да. Сначала в деревню заеду, где учительствовал. Там оформлю отпуск – и домой. – Ладно, адрес пиши по прописке, поставь сегодняшнее число, надо будет – найдут. Повторяю, ты написал признательную только на всякий случай. Если они за «козла» извинятся, а коллективную кляузу порвут, тогда ничего не нужно будет. Значит, днем, когда Даут гулял по Уфе, скандал тут был знатный... Сунув гладкую канцелярскую бумагу в портфель, Доцент протянул чашечку с водкой, чтобы чокнуться. – Вилка твоя неправильно лежит. Острые концы вилок, выемки ложек лежат вниз только на поминках.
Закрыть