Бельские_просторы_№9_(20_сентября_2017). Страница 28.

27 Сабир Шарипов * * * Выйдя на улицу, Даут наконец задышал свободно и медленно побрел по дерев- не. В старых домах обычно живут старые люди. В Покровке большинство домов и вправду старые, полуразрушенные. Но вокруг царит спокойствие, чистота. Перед некоторыми домами разбросана разная техника. Детворы нигде не видно, толь- ко перед закрытым магазином несколько пацанов околачиваются. Пора бы уже Федорычу выйти на связь, но телефон молчит. Даут решил позвонить ему сам. Тот сразу не ответил, вроде бы взял трубку, а может, нечаянно нажал на ответ. Из трубки послышалась громкая ругань.

– Хрен им! Сам Президент России недавно лично летал на остров, где мы слу- жили! А раньше что там было? Кто на сопки башни танков, пограничные столбы ставил? Мы! А кто ходил в пургу, одев тулупы, в дождь плащ-палатки кутаясь, на береговой охране второго эшелона, с автоматом за спиной? Утопая в глине... Земля под ногами ходуном ходила от землетрясений и вулканов! Мы ведь, Вадим, мы, простые советские солдаты! Кунашир, Шикотан, Итуруп наши! Ни хрена не получат они! Слишком умные! Давай, Вадим, споем нашу солдатскую! Ты же был запевалой у нас. Ну или белорусскую, святую!

Названия островов, входящих в состав Курил, наизусть может знать лишь тот, кто сам там лично бывал. Интересно что, Федорыч никогда не говорил, что он белорус. Намеренно скрывает или просто значения не придает? Но наконец до Федорыча дошло, что следует ответить на телефонный звонок.

– Даут Азаматович... Ага, путает старик, выпил, значит. Стоп! Как это выпил?! А как же они домой поедут? Завтра же на работу! – Жди на конце деревни, сейчас приеду за тобой.

– Федорыч, погоди, не приезжай. Ты лучше отдохни, я сам приду к тебе. Салаватов спешно зашагал по разбитому асфальту. Эх-ма, побежал бы, да годы не те. Тут же разбухнут вены на ногах – последствие неумелого занятия лыжным спортом. Немного пришлось ему идти, навстречу уже ехала знакомая «Нива». Резко притормозив, Федорыч одновременно ловко распахнул обе двери. – Добро пожаловать, Даут Азатович!

Имя-отчество на этот раз было произнесено правильно, пусть не очень уве- ренно, но зато с тоном прощения. – Я разузнал прямую дорогу: рядом с перекатом можно проехать, а дальше через Октябрскую усадьбу на трассу выедем. Пардон, всего одну рюмку пришлось выпить со служаком. Даут помедлил, словно обдумывал что-то важное, и лезть на заднее сидение не стал. Вместо этого он решительно сказал старику: – Дядь Вадим, извини... Давай я за руль сяду, а ты пересядь назад. Дядей назвал специально, что звучало несколько строго, даже грозно. Федорыч, крякнув от досады, нехотя пересел назад и пробурчал: – Ты, наверно, прав. Только не торопись, тихонечко, ладно?.. И Даут уверенно поехал по нескошенным лугам. Старенькая «Нива» резво мчала его по тем местам, где недавно так искренне предавался своим горьким воспоминаниям. Расспросили повстречавшихся старика со старухой: «Добрый день! Далеко до переката?» Старики обстоятельно объяснили дорогу: «Правильно едете. Через
Закрыть