Бельские_просторы_№9_(20_сентября_2017). Страница 166.

круг чтения Книги и прилавки Елена Сафронова Слепухин Сергей. Как тесен Рим! – Екатеринбург : Евдокия, 2017. Италия в целом и её столица Рим в частности занимают особое место в русской словесности. Русские поэты и писатели XIX века обращались к Риму так часто, словно он, а не Москва, являлся столицей их державы. В какой-то мере так оно и было: Рим представлял собой столицу не географическую, а метагеог- рафическую, так сказать, духовную. Сто- лицу, или даже Пуп той Земли – Утопии, Аркадии, Лапуту, Фата Морганы, etc. – в которой мысленно позиционирует себя всякий человек, наделённый не просто фантазией, а «умом и талантом». «Чёрт догадал меня родиться в России с душою и талантом!» – сетовало солнце русской поэзии в письме жене менее чем за год до смерти. Неудивительно, что при та- ком отношении к богоданной родине центром творческого пушкинского мира служил Рим; о том, как сильны римские мотивы и римская тема в его наследии, много сказано литературоведами. Пушкин развивал римскую тематику и символику в двух ипостасях. Первая – это могучее наследие античных фило- софов, перефразированное, интерпрети- рованное Пушкиным, превращенное им в эпиграфы, «растащенное» на цитаты и аллюзии и персонифицированное в образах Калигулы, Назона, Брута и – без счёта – Цезаря. Вторая же – «авторские» стихи Пушкина, лирический герой кото- рых находится в Италии, где сам поэт при жизни не бывал. Подобным же образом апеллировали к Италии и Риму и другие поэты пуш- кинской поры: Рылеев, Катенин, Кю- хельбекер, Батюшков. Историки лите- ратуры считают, что итальянская тема зародилась в отечественной литературе, преимущественно поэзии, в первой тре- ти XIX века из-за стремления русских авторов осмыслить «место» России в об- щеевропейском культурном простран- стве. В этот период она стала популярна и обрела характерные черты. Но и после Пушкина литераторы продолжали пози- ционировать то себя, то своих героев в этом прекрасном полумифическом госу- дарстве. Это свойственно Баратынскому, Тютчеву, Майкову, Фету и целой плеяде так называемых поэтов второго ряда. Кто-то посещал Италию и любовался её пейзажами, кои потом увековечивал в слове; а кто-то, на манер Пушкина, фан- тазировал о ней. Для литературы реаль- ная «подложка» не основополагающая. Так что обращение русского автора, пишущего на русском языке, к Италии и вечному городу Риму скорее типич- но, чем экстравагантно. Одно из сви- детельств тому явилось недавно: книга «Как тесен Рим!» Сергея Слепухина, по- эта, художника, главного редактора ли- тературного альманаха «Белый ворон» и издательства «Евдокия» (Екатеринбург), чьё детище – альманах. Свою новую книгу поэт выпустил сам, так же, как большое количество книг современных литераторов, отбираемых по принципу, публично заявленному Слепухиным: «Редакция ставит перед собой задачу публиковать произведения авторов, обладающих ярко выраженной индивидуальностью». Это определение несколько расплывчато. Но, ознакомив- шись с четырьмя книгами «Евдокии», я не только согласилась с главным ре- дактором в отношении основного кри- терия издательского выбора, но и на- шла другие, «технические». ««Евдокия» привечает авторов, чурающихся призна- ков «массовой поэзии»: ясной широко- му кругу неподготовленных читателей, «окрасивленной» несложными художе- ственными приемами и трафаретными
Закрыть