Бельские_просторы_№5_(19_мая_2017). Страница 94.

93 Салават Вахитов Вера была статной, манерной дамой, знающей себе цену. Она работала продавщи- цей в продмаге, и, может быть, профессия наложила отпечаток на способ её общения: как правило, была подчёркнуто холодна и вежлива. Но когда смеялась, вся её стро- гость куда-то пропадала, и от губ бежали смешные лучики счастья.

Если честно, в целом я был разочарован встречей. Рядом со мной находились обычные, ничем не примечательные люди, вовсе не похожие на отважных путешест- венников, героев моих любимых книг. Они даже разговаривали по-другому. Трудно было и представить, что с ними можно добыть пиратский клад или спасти челове- чество от гибели. Следовало признать, что мне среди них будет невероятно скучно.

После знакомства инструктор раздал нам галстуки – вроде пионерских, только жёлтые – и велел всегда носить их как знак нашей шестой группы. Завязывать гал- стуки я никогда не умел, узел у меня не получился. Но здесь никто и не потребовал от меня аккуратности. «Это тебе не школа, здесь можно быть другим – сказал я себе. – Будь раскованнее, что ли. Вон толстая Маринка свернула галстук в ленту и перевязала длинные волосы словно индеец на тропе войны. И хохочет без умолку рядом с матерью. Со стороны выглядит довольно глупо, но взрослые почему-то иногда потакают глупостям. * * * – Папа, а у меня сегодня день рождения, – сказал я отцу, когда мы вернулись в палатку. Мы оба почувствовали себя неловко, я – оттого что пришлось напоминать о важ- ном для меня событии. Как-никак с сегодняшнего дня я становился взрослым, вот почему позволил себе поспорить со взрослой экскурсоводшей и не согласиться с её мнением. Я смотрел виновато в пол. И отец растерялся.

– Я сейчас, – сказал он и выскочил из палатки в вечернюю прохладу посёлка. Он вернулся, держа в руках алюминиевый котелок, доверху наполненный крупной клубникой. Её было килограмма три, не меньше.

– С днём рождения, сын! – выдохнул папа. – Извини, забыл, замотался совсем с новыми обязанностями.

Радость моя была безграничной, никогда ещё у меня не было столь экзотичного подарка. Так много клубники в один раз – клубники, неведомой тогда в Санаторке! И она была необыкновенно крупной и сладкой – сладкой, как ожидание заветного перехода через горы к морю. – Папа, знаешь, почему здесь нет комаров? – спросил я.

Но отец уже спал, прислонившись к подушке щекой, – усталость взяла своё.

– Потому что прогретый воздух, охлаждается в глубоком каньоне Белой и несёт прохладу в посёлок, – сказал я самому себе и укрыл отца одеялом: днём в Хаджохе жарко, а ночью холодно.

(Продолжение следует)
Закрыть