Бельские_просторы_№5_(19_мая_2017). Страница 70.

69 Махмут Хужин Не было почему-то желания посетить родную деревню, даже после скорого выхода на пенсию. Видимо, сказалась горькая обида.

Как-то в руки попала районная газета, где в связи с 50-летием Победы была раз- мещена заметка: «Ветераны встретились с молодежью». В ней был упомянут и Лут- фулла Куланбаев. «Выжил, оказывается, душегуб!» – стиснул зубы Хальфетдин, и ему захотелось плюнуть в лицо бывшему заградотрядовцу. Но не поедешь же только ради этого в деревню.

И вот представился случай. Однако два старика так и не поняли, почему они, дети одного народа, юность которых прошла на одной улице, стали друг другу врагами.

5 Неожиданная встреча оказала сильное воздействие на Лутфуллу. Он внезапно захворал. Часто поднималось давление, без причины стал быстро утомляться. Осмотр врачей ничего не дал, старик на глазах хирел и через полгода совсем слег. То теряя сознание, то приходя в себя, пролежал около недели и навсегда закрыл глаза. На его похоронах присутствовал представитель райкома партии. Когда машина с телом покойного коммуниста подъехала к кладбищу, дорогу ей преградил незнакомый и очень худой старик.

– Односельчане! Лутфулла не имеет права лежать на этом кладбище, – сказал он слабым и уставшим голосом. – Тут похоронены наши отцы и деды, уважаемые нами люди. Куланбаев на прошлой войне служил в заградотряде и стрелял в спины таких, как я. – Прервав свою речь, старик огляделся по сторонам. – Может, многие из вас меня не припоминают. Хальфетдин я Вахитов – сын Хуснетдина. В 30-е годы нашу семью раскулачили и сослали в Сибирь. Кроме меня, все там и умерли.

Старший сын Лутфуллы коренастый, огромного телосложения Хатмулла, выта- ращив глаза, подошел к Хальфетдину. От него остро пахло спиртным.

– Ты что тут бредишь? Кто тебе поверит? Уйди с дороги! – Он грубо толкнул старика. – Кулацкое отродье! Чего вмешиваешься?

Однако Хальфетдин и не думал уступать.

– Односельчане, вы допускаете ошибку, – с мелкой дрожью в голосе он пытался отговорить. – Этот человек… Он не закончил, Хатмулла так сильно толкнул старика в грудь, что тот, ударив- шись головой об каменный забор кладбища, опустился на землю. Лутфуллу все-таки похоронили на кладбище. А могилу Хальфетдину выкопали за изгородью, где в конце 20-х годов нашёл последнее пристанище расстрелянный красноармейцами деревенский богач Афтах Вахитов. Поставили на могиле кол, но не стали обозначать фамилию, имя и год рождения, смерти покойного.

* * * Прошли годы. Страна услышала про такие понятия как «перестройка», «демокра- тия», «рыночная экономика». Начали восхвалять дореволюционную жизнь, богатых, религиозных деятелей. В деревне были восстановлены прежние обычаи и традиции. Появились муллы, праздники Ураза-байрам и Курбан-байрам. Но о двух могилах Вахитовых никто так и не вспомнил…
Закрыть