Бельские_просторы_№5_(19_мая_2017). Страница 63.

62 Проза Об этом Хальфетдин знал и сам. Осведомившись о том, кто руководит сельсове- том, он решил не откладывать визит. Ведь новая власть располагалась в его родном доме. Заодно навестит святое гнездо. Председательствовал в деревне тот же Сабит Алтынбаев. Перешагнувшего через порог Хальфетдина внутренний вид дома потряс голыми стенами. Напротив входа висел огромный портрет Сталина – непременный атрибут тех времен. В правом углу за председательским столом сидел сам Алтынбаев, занятый из- учением какого-то документа. В левом, за столом поменьше, писал кто-то молодой, также облаченный в гимнастерку. Взгляд главы сельсовета был сосредоточенным, даже озабоченным. Подняв голову на скрип дверей, он оторвался от бумаги и уста- вился на гостя.

Сабит Алтынбаев с начала 30-х почти не изменился: те же впалые щеки, круп- ный, с горбинкой, нос, бегающие глаза, короткие волосы… Только гимнастерка на его плечах сильно поносилась, кое-где виднелись большие заплаты. Хальфетдин узнал и сидевшего в левом углу: то был Лутфулла, по годам почти его ровесник. Как бы ни напрягал память, не мог вспомнить его фамилию.

– Здравствуй, Халяф-туган2! Жив-здоров вернулся? – Алтынбаев старался ка- заться ласковым. Как будто не он тогда организовывал раскулачивание их семьи. – В гости что ли?

– Нет, Сабит-абзый. Вернулся насовсем. – Хальфетдин не счел нужным ответить в тон председателю. Его откровенность, похоже, заинтриговала Лутфуллу: отодвинув бумаги, он поднялся со стула и, заложив руки в карман брюк, приблизился к ним.

Алтынбаев не ожидал такого поворота событий. Немного обескураженный, бы- стро взял себя в руки. Вспомнил, что в этом доме он единственный, кто представляет власть. «Перед тобой классовый враг, а ты с ним конфетничаешь», – подумал он, ругая себя.

– Должен припомнить тебе, коли так. Мы выселили вашу семью, потому что считали врагами Советской власти. Мы не меняем свои решения. Здесь тебе места нет, – Алтынбаев поднялся, прошелся взад-вперед и добавил: – Тебе придется вер- нуться туда, откуда приехал!

– Как обратно?! Я порвал с шахтой, подчистую. Грехов перед Советской властью у меня нет. – Вынув из нагрудного кармана бумагу, Хальфетдин смело протянул ее председателю: – Вот, справка имеется.

Председатель долго вглядывался в документ, как будто старался разглядеть под- вох. Только читал ли он? Может быть, ничего не понял. С русским языком, тем более канцелярским, у него, надо полагать, были проблемы. Однако Алтынбаев гнул свою линию. «Нельзя позволить этому мальчику остаться здесь. Вдруг припомнит былое и начнет мстить. Нет, он должен убраться отсюда».

– Да, справка у тебя то, что надо, – стал хитрить он. – В колхозе тебе работы не найдется. Ты вот что сделай: в Стерлях3 строят завод, слышал, что много рабочих набирают. Надо полагать, зарплата хорошая. Ты же человек бывалый. Чего тебе тут за трудодни гнуть спину.

Свои рекомендации председатель закончил, будто общался с родным человеком, с улыбкой. Его слова заставили Хальфетдина задуматься. В самом деле, в городе ему будет лучше: отсюда недалеко, в выходные можно будет наведываться к родным… На заводе вчерашнего шахтера приняли сразу, для дирекции он был готовым рабочим. В городе таких уважают, ведь нет необходимости обучать. Нашлось и жильё.

2 Туган – обращение к младшему лицу мужского пола.

3 Стерля – сокращенное название города Стерлитамака.

Закрыть