Бельские_просторы_№5_(19_мая_2017). Страница 61.

60 Проза ко времени прибытия в конечный пункт – Иркутскую область, насчитывала всего четырех человек. Это были Хуснетдин и его сыновья – Шамсетдин, Хальфетдин и младший Гильметдин. Мать и две дочери, простудившись на суровых сибирских дорогах, умерли. Предали их тела земле на каком-то неизвестном полустанке вместе с другими невольниками. Хальфетдин даже не запомнил эту местность.

В шахте города Черемхово отец всецело ушел в работу. Только в ней он находил покой для души и даже стал передовиком производства. Примеру его следовали сыно- вья, как водилось в их семье. Однако тяжелая работа на шахте оказалась непосильной для Хуснетдина, который к тому времени разменял шестой десяток. Через год он заболел острой пневмонией и слег. Перед смертью собрал детей.

– Сыны мои! Как видите, мне недолго осталось жить на свете. Никто из вас не даст соврать: я всю жизнь кланялся одному Богу – работе. Старался, чтобы жилось лучше. Не получилось. – У Хуснетдина увлажнились глаза, но вытирать их он не стал. – На то, видать, воля Аллаха. Времена изменились. Но обижаться на страну нельзя. Мое завещание такое: не отлынивайте! Свое счастье человек может найти только в труде. А лентяю никогда не быть счастливым. – Больному не хватало воздуха, и он с трудом закончил свою речь: – Если сможете, езжайте домой. Начальство мешать не должно. Но не пытайтесь мстить власти, пользы от этого никакой не будет. Только сами пострадаете. Если хотите жить хорошо, вступайте в комсомол, в партию. Се- годня без этого нельзя.

После похорон родителя между сыновьями состоялся такой разговор.

– Ну, будем исполнять завещание отца? – Шамсетдин направил вопросительный взгляд на братьев. – Кто что думает?

– Я решил вернуться домой. – Хальфетдин к разговору был готов и решил вы- сказаться открыто. – Отец был прав, надоело здесь.

– Я не согласен с его словом, что нельзя мстить стране! – У Гильметдина аж засверкали глаза. – Я буду мстить! За все унижения!

Шестнадцатилетний подросток тогда еще не мог знать, что вскоре его насмерть задавит обвалом в забое. Подобные несчастья здесь случались часто.

Шамсетдин признался, что он пока не собирается домой. О том, что у него здесь есть невеста и он намерен жениться, братья хорошо знали.

Деньги на дорожные расходы Хальфетдину собрали вместе. Проведя более пятнадцати суток в дороге, путник добрался до родного села Усаклы в начале лета. Сельский пейзаж за время их отсутствия особо не изменился: те же крытые соломой дома бедноты, обветшавшие и лежащие на боку плетеные заборы. Рядом полулежали отбившиеся от стада козы. Кое-где можно было наблюдать ребятню в лохмотьях. В неглубоких ямах образовались лужи, видимо, днями прошли ливни. Здороваясь с шедшими навстречу пожилыми односельчанами, Хальфетдин приближался к род- ному дому. Но никто рядом с ним не останавливался: глядя исподлобья, старались быстро пройти мимо.

Работоспособного населения среди встречных не попадалось. Оказывается, кол- хозники еще занимались севом. По дороге Хальфетдин заметил, что пашни вокруг деревни стало больше, даже были распаханы те места, где обычно паслась не выгнан- ная в стадо скотина. Погруженный в печальные воспоминания путник остановился у родного дома. Вот он, в строительство которого вся семья вложила силы и пот, и который те- перь им не принадлежит. Но не в состоянии душа принять и согласиться с верхом несправедливости. На трех окнах, растворившихся на улицу, не было видно обычных занавесок. Тополя, когда-то бережно посаженные отцом, загрызли козы. Плетеный
Закрыть