Бельские_просторы_№5_(19_мая_2017). Страница 19.

18 Проза и пожить?». Я им отвечаю: «Детки мои, мы с вашей мамой были очень бедны, у нас не было жилья, к тому же мне надо было учиться. В те годы иметь ребенка было бы нам очень трудно. Не родившись, вы не испытали то, что мы, трое детей, после смерти родителей». И они, кажется, не понимают меня. Если Всевышний, создавший жизнь на Земле, придумал и для людей, боящихся небытия, какой-то потусторонний благостный мир.

Женщины мои, встретив вас на аллеях райского парка, встану на колени и со слезами благодарю вас за то тепло, которое вы дали мне в этом неуютном мире.

О ШАРЕ Я знаю людей, особенно женщин, у которых отсутствует пространственное воо- бражение. Когда им говоришь, что мы живем на шаре, они говорят: ты мелешь чепуху. Мол, как тогда мы не падаем, как эти моря и океаны не сливаются? Они представляют мир плоской горизонтальной равниной, покоящейся Бог знает на чем. Разумеется, с такой равнинной планеты воды океанов не выльются в космическое пространство. А говорить им о гравитации и о том, что планеты с большой массой создают вокруг себя поле тяготения, которое держат на планете не только воды, но и все остальное – бесполезно. Не в том дело, что не поймут, а просто это им не нужно. Потому как не только простой человек, но и ученые не знают, что это такое. И не надо знать о таком, лучше не знать об ужасе мира и природы.

А то ведь едет в поезде знающий, но тонко чувствующий этот ужас человек и вдруг вспомнит, что ведь колеса вагона катятся по рельсам, крутятся под вагоном, который мчится «головой вниз» по отношению к центру шара, и, подумает, что вдруг под воздействием какого-то нарушения в пространстве, ослабления силы гравитации весь поезд отойдет от рельсов и упадет в холодную бездну космоса. Лучше не знать, как не знают женщины и животные.

Вот опять подсказывает старик Конфуций: «Много знаний – много печали». А то узнаешь и задумаешься – долго ли до психбольницы...

У академика Капицы спросили: «Бывает ли на свете чудо?». «Чудо то, что мы живем» – ответил академик. Я добавил бы от себя: чудом является то, что мы живем на шаре, кружащимся вокруг Звезды. И Звезда эта согревает и кормит нас.

НЕПОХОЖИЙ Я всю жизнь стеснялся называть себя писателем. Я был лишь литератором.

Я всю жизнь был не похож... на себя, то есть на того человека, облик которого сложился в моем самосознании, самооценки. Не похож в восприятии других.

Однажды мой знакомый, Борис, к которому я заехал по дороге в город Горький, посоветовал мне остаться в Москве и послал меня в ЖЭК насчет прописки. В поисках ЖЭКа, чтобы прописаться у Бориса, я подошел к деревянному дому, возле которого несколько женщин складывали поленницу березовых дров, и спросил: – Где здесь ЖЭК?

– Зачем тебе ЖЭК? – спросила одна.

– Как зачем? Прописаться.

Женщина куда-то ушла и вернулась с милиционером. Милиционер, молодой мужчина, для порядка козырнул и потребовал с меня документ. Я отдал паспорт.

– Зачем приехали в Москву?

Закрыть