Бельские_просторы_№5_(19_мая_2017). Страница 183.

174 Синематограф молодежи и докатился до старости сыром в масле, сохранив либеральное сознание и американское непонимание русской сути. Другой – крестьянский сын – восьмой или девятый в семье, отец арестован, ребенок остался буквально без штанов, – война, голод, учеба, военный летчик, художник, космонавт, Первый Человек в открытом Космосе – человек, воплотивший Меч- ту человечества – активный во все эта- пы своей жизни, командир «Союза-19», стыковавшегося в 75-м с американским «Аполлоном», человек, который должен был ступить на Луну, если бы не смерть Королева... И первый спросил второго об итогах Октябрьской революции – больше минусов или плюсов она принесла? Что ответил второй, можно угадать, исходя только из перечисленного мною о нем. Ведь то, о чем был снят фильм «Время первых», могла совершить только страна героев – людей, стремящихся к покорению пространства и времени – но не для того, чтобы тут же заняться эксплуатацией по- коренного и получить прибыль, а чтобы, в первую очередь, измерить свои возможно- сти, доказать, что человек вовсе не мал, как думает обратная сторона человечества, что он равен всему, с чем способен померяться силами, – равен Космосу!

И на следующий день я пошел и по- смотрел «Время первых». Еще через день, когда меня спрашивали о впечатлении, я уже мог выдать некоторое подобие крити- ческого анализа. Да, кино, конечно, не со- ветского формата, где была важна личная жизнь героя, а не только его героизм, – там нужно было показать, что героем может стать простой советский человек. Здесь на эти личные дела не отвлекались – новое поколение не поймет отступления от жан- ра «action». Хотя… новое поколение, судя по всем мониторингам зрительных залов, не горит желанием посмотреть это кино. И я подозреваю, в чем причина такой негорю- чести молодых душ. Недаром же молодой критик Долин, говоря о западном кино про космос, вспомнил только фантастические фильмы. Поколение, которое, забившись в темные влажные и теплые щели, смотрит не в реальный мир, а в окна своих мони- торов, выходящих в миры фантастики и фэнтези, – это поколение на подсознатель- ном уровне страшится увидеть и узнать Реальность, настоящую Жизнь, которую делают люди, желающие создавать, а не потреблять. И пойти на фильм, где ты уви- дишь настоящие дела, великие свершения, – реальные, а не фантастические, в твоей стране, а не в какой-нибудь очередной нар- нии, – для тебя, привыкшего к пыльной темноте твоей комнаты, к голубому све- чению твоего экрана, так же страшно, как вампиру выйти на свет Солнца. Но, может, стоит все-таки вытащить своего вампира, пьющего твою кровь, на свет жизни, чтоб он сгорел?

Однако вернемся к недостаткам. Уди- вило полное – даже на втором плане – отсутствие Юрия Гагарина, который во время тех событий был уже командиром отряда космонавтов. И когда-то, если мне не изменяет память, Алексей Леонов рас- сказывал о гагаринской поддержке эки- пажа «Восхода-2». Наверное, – сделал я утешающий вывод, – того требовала худо- жественная целесообразность. Два медведя не уживаются в одной берлоге, а два героя – в одном фильме? Вообще же, сам фильм снят по рассказу одного человека – и глав- ного героя по совпадению, – Алексея Ле- онова. Он единственный из действующих лиц того эпохального события, кто, слава богу, жив и здоров и поныне. Получилось, как в «Гамлете» – сама пьеса записана со слов единственного оставшегося в жи- вых Горацио. «Горацио, я гибну; ты жив! Поведай правду обо мне неутоленным!» Конечно, при таком одностороннем взгля- де, пусть даже это взгляд центрального персонажа, изложение неизбежно обретает сильный субъективный окрас. К примеру, командир «Восхода-2» Павел Беляев (его памяти, кстати, Алексей Леонов посвятил этот фильм) получился унылым занудой, которого живой веселый Леонов букваль- но на себе вытащил в космос. (Недаром, все же на роль Беляева взяли Хабенского, – ви- димо, амплуа актера совпало со сценарным образом.) И не Брежнев, приказавший нере- шительному Королеву не менжеваться, а запускать уже корабль с космонавта- ми, но сам Леонов своей горячей речью переубедил уже начавшего отступление Королева – рискнем! Как принято в сов- ременном кино, получила по заслугам со- ветская военщина, представленная здесь в лице генерала Каманина. Несмотря на то, что реальный Каманин был отцом родным
Закрыть