Бельские_просторы_№5_(19_мая_2017). Страница 109.

108 Проза – Попробуй, подойди… Вот ты сам… Пугачев забыл о том, что он царь, на этот раз его задело за живое. Взял у другого мужика дубинку. Она ему знакома. Начали борьбу. Дубинка ударяется о дубинку: «Так-тук. Шак-шук…» Мужик остыл. Кажись, царь умеет драться. И все же немного неловко. Ткнул дубинку в землю.

– Кабы ты не был царем… – Да, ты богатырь. Ты и царя можешь победить, – говорит. – А теперь представь, что я солдат. – Он берет у одного из своих охранников фузей.

– Вот нацелюсь и выстрелю… Куда денешься со своей дубинкой?

Тот даже не шелохнулся. Доверяет, конечно.

– Так-то оно так. Но ведь ружья нет.

– Если сейчас нет, в бою появится. Ударишь дубинкой, отберешь ружье. А дальше? Стрелять-то не умеешь. Надо сейчас учиться. Коня у гусара отбираешь, становишься казаком, забираешь его саблю, цепляешь к поясу… Учить, всех нужно обучить. Пугачев собрал Военную коллегию. Вынесли решение о всеобщем обучении.

– Весь порядок начинается со строевой подготовки, – сказал он. – Вольтижи- ровка5, вольтижировка!

Кинзе понравилось, что царь взялся за это всерьез.

После Военной коллегии он шел, задумавшись. И без того воины не сидят без дела. Тренируются. Соревнуются в меткости, обучают коней, мечут копья. Понимают, что без этого не только победить, даже свою жизнь сберечь невозможно. Тело твое за щитом, а жизнь на кончике стрелы.

Только не все одинаковы, кто-то старается, другие просто наблюдают, а некото- рые вовсе лежат на боку. Правильно ставит царь требование, чтобы все занимались. Нужно заставить!

Больше всех эту мысль защищал сотник оренбургских казаков Подуров.

– Нужно умение, маневренность, – сказал он.

И вот что удивительно. Даром что молодой, но однажды и Салават говорил то же самое: – Вот бы вначале устроить «игры», словно мы атакуем город.

И они не сидят без дела. Стреляют. Кидают пики. У кого есть ружье – с ружьем, у кого сабля – с саблей. Потом меняются и снова тренируются. С этими егетами Салават занимался и раньше. И теперь не дает им покоя.

Кинзя понаблюдал за ними.

– Правильно поступаешь, – похвалил он его.

Салават стоял у одной из пушек. Расспрашивал пушкарей.

– Интересно?

– Изучаем. Только у нас пушек маловато.

– Будут. Отобьем у той стороны.

Строевое занятие. Башкиры тоже называют «занятие». Свободные – на конях… Кинзя ходит, осматриваясь.

– Лярт-лурт, лярт-лурт6. Харман сарыга хыпырт… – приговаривает Салават в такт.

«Сары» по-башкирски «желтый» – это левая сторона. По левую руку, когда смотришь на солнце. Так принято издавна. Даже с самых древнейших времен. Так 5 Вольтижировка (фр.) – умение быть ловким наездником.

6 Рысью… на шенкелях… Арш! (авторский вариант перевода; шенкель (нем.) – внутренняя часть ноги всадника от колена до щиколотки, которой всадник пользуется для управления лошадью).
Закрыть