Бельские_просторы_№12_20_декабря_2017). Страница 5.

поэзия Эпоха «Тысячелистника» Избранные стихотворения участников студенческого литобъединения «Тысячелистник» Но… нет меня… И, волею поэта, Поэзия где больше не живёт, Где, никого ни капли не щадя, Рыдает блюз последнего дождя… Д.Б.�Масленников, 2013 В то утро, когда пришло известие о смерти ДБ, шел монотонный весенний дождь. Кажется, чем больше времени прошло, тем легче переносятся потери, да только в этом случае все не так, потому что с уходом Дмитрия Борисовича ушла эпоха, всегда казавшаяся бесконечной. Речь об эпохе заседаний ЛИТО «Тысячелистник». Еще до поступления на филфак я знала о том, что где-то на четвертом этаже есть кабинет настоящего поэта, который пишет не просто стихи, а акростихи, лимерики и букалики, словообразует и переписывает на новый лад «Слово о полку Игореве» (см. «Словчерь о княщере Эгоре»), вокруг которого много молодых талан- тливых студентов. Знала, потому что в руки мне попали самиздатовская книжи- ца «Любимое занятие плюшевых медведей» и несколько студенческих поэтических сборников. На филфаке был тогда «Эшафот» – стенд для размещения своих стихов для пишущих студентов. Иногда под творениями появлялись комментарии, иногда листы со стихами пропадали со стенда, но однажды там появилось объявление об очередном заседании ЛИТО, на которое приглашались «все-все-все желающие». Насколько волнительно было впервые войти в сонмище рифм, настолько же была удивительна та открытость и доброжелательность, с которой ДБ встречал при- шедших. Давно окончив вуз (или даже совсем не имея с ним учебных отношений), товарищи по ЛИТО с теплотой вспоминают именно эти посиделки. Немудрено – Дмитрий Борисович всегда находил для каждого «пришельца» нужные слова, в ко- торых не было и тени морализаторства. Он очень бережно относился к молодым поэтам, советуя, направляя и внушая веру в свои силы. Часто на ЛИТО приходили студенты, у которых ДБ преподавал фонетику, словообразование или синтаксис, приносили рукописные опусы в надежде на понимание. И он понимал! Было что-то волшебное в предложении составить подборку из собственных стихов и обсудить их на очередном «Тысячелистнике», существовала даже очередь из желающих услы- шать мнение ЛИТО-вцев, и, конечно же, Дмитрия Борисовича. Вместе с Салаватом Вахитовым (прежним директором издательства «Вагант») они делали маленькие тиражи каждой подборки, и в среду на большой перемене мы бегали в издательство, чтобы получить свежеотпечатанный текст. Мы собирались по субботам, занимало это примерно два часа, но как мы ждали этих двух часов! Заседания «Тысячелист- ника» были своеобразным смотром для обсуждаемых: подборку разбирали вдоль и поперек, автора просили читать тексты вслух, задавали вопросы и полемизиро- вали насчет рифм. После заключительный «одобрямс» озвучивал ДБ и объявлялись свободные читки.

Закрыть