Бельские_просторы_№12_20_декабря_2017). Страница 172.

163 Виктор Кузьменко Шубин постучал по заднему стеклу и поднёс к нему карту, показывая Виталику место, куда он предполагал добраться.

– Сообщи! – крикнул он и показал жестами, что надо связаться с командным пунктом.

Когда тягач, приблизившись к самому берегу, затормозил, катер уже стоял в ожидании. Через пару минут он догонял «Буковину», которая подобрала экс- тренно эвакуированных членов комиссии и быстро пошла в море. Спасёнными оказались хохлы. В то, как проходчики оказались после самого взрыва в районе боевого поля, посвящать Виталика не сочли нужным. Использованную химзащиту по приказу Шубина побросали ещё на берегу. Всех, приняв на борт, направили в душ и переодели в чистую, хоть и не по размеру одежду. На выходе из душа гостей ждал судовой врач, он провёл осмотр и остался доволен каждым. После ужина Виталику с Тарабашем выделили настоящую каюту на двоих, но впечатлений, полученных за день, было столько, что это не произвело особого эффекта ни на того, ни на другого, и они оба тут же уснули.

35 До развода оставалось совсем немного времени. Петька, протискиваясь сквозь набитую до отказа курилку, потянул Виталика за рукав и вполголоса предупредил: – Поговорить надо, после построения не исчезай.

Первый из четырёх намеченных экспериментов прошёл нормально. Вот уже вторая неделя заканчивается, как все эвакуированные с Девятки вернулись назад. Запустили электростанции, затопили котлы, включили рации, настроили прибо- ры на метеостанции, испекли новый хлеб. График летних месяцев плотный. На пирсе полным ходом идёт перевалка. Грузы, грузы, грузы. Изделия уже получены и свезены в новую штольню. Туда же с прежнего поля подтягивают измеритель- ные фургоны. Внутрь никого из посторонних не пускают, но все и так знают, чем они нашпигованы. После схода на «Чёрной» раскуроченные каменным оползнем остатки оборудования демонтировались. Что можно было использовать в даль- нейшем, забирали учёные, остальное сваливалось без разбора в здании забро- шенной казармы. Посреди комнат попадали почти целые, по мнению матросов, осциллографы. Они валялись вперемешку с мусором и железным хламом, утыкан- ным тумблерами и побитыми разноцветными лампочками. Некоторые контакты паяны вроде бы серебром, а некоторые каким-то жёлтым металлом. А вдруг? Цветная лихорадка овладевала каждым из призывов поочерёдно. Стоило только кому-то пустить слушок о найденной клемме чуть ли не в пятак величиной, как назавтра весь сомнительный мусор в очередной раз перетряхивался двумя-тре- мя новыми старателями. Конечно, безрезультатно, но надежда на то и надежда, чтобы мучить и изводить собою до бесконечности. Кроме неизвестного природе металла, матросов интересовал кварц. Особенный, сантиметра в четыре толщи- ной. Кварцевое стекло на их разумение применялось для определения кучности излучения в момент взрыва. Его идеально отшлифованная поверхность после испытания представляла собой матовое зеркало, точно забрызганное кислотой. Капли разного калибра и формы покрывали стекло по всей его площади. Вывезти на большую землю такой раритет не получится, а поставить на видное место в своей кандейке – запросто.

– Что у вас там с Кривошеем? – начал Петька без лишних околичностей.

– Тебе это зачем?

Закрыть