Бельские_просторы_№12_20_декабря_2017). Страница 169.

160 Проза Шакиров дрожащей ногой выжал сцепление и медленно повернул ключ, в ответ «Урал» хмыкнул и согласно загудел. Совершенно бледный мичман не знал, что делать дальше, он сидел, вцепившись обеими руками в баранку, не в состоянии пошевелиться.

– Давай! – заорал Пучковский.

Вертолётчики уже закрывали люк, когда вдалеке показался пропавший гру- зовик. Он ехал медленно, точно на ощупь. Две минуты согласились подождать. Погрузились, взлетели. Когда внизу на какое-то мгновение мелькнул пролив и на его берегу крохотный, неживой на вид посёлок, Пучковский отвернулся от иллюминатора и закрыл глаза. Ушли за сопки. Через какое-то время вертолёт немного тряхнуло, и всё снова успокоилось. «Воздушная яма, спи», – подумал Варакуша и зевнул, не открывая глаз.

34 Незадолго до этого на площадке у командного пункта царило едва уловимое напряжение. Собравшиеся старались не показывать своего волнения, но их вы- давали мелочи: голоса, смех громче обычного, непрерывное курение, взгляды, в глубине которых пряталась плохо скрываемая тревога. И неудивительно, для многих сегодняшний взрыв – первое испытание. Как оно там сложится, никто не может предсказать. Испытывается не только атом, но и дух отважившихся на это людей. Рядом наготове две ГТСки и ГТТ. Около своего тягача расхаживает Тарабаш: последний осмотр. От его техники сегодня зависит многое. А впрочем, нет на Девятке тех, от кого успех эксперимента не зависит. Как нет и не может быть лишних деталей в часовом механизме, иначе он просто-напросто встанет. Отсюда хорошо просматривается вертолётка. Три винтокрылых машины готовы хоть сейчас же, только дай команду, взмыть в небо. И пролив видно отлично. Вот, взрезая воду, в сторону моря движутся две военные «коробки», а в их пенной кильватерной струе – малый десантный катер. Поравнявшись с заливом, в кото- рый впадает неугомонная Шумилиха, катер мягко закладывает в сторону берега. Его место сегодня здесь, на случай экстренной эвакуации. По этой же причине «Буковина» посреди Маточкина Шара, а не у пирса, как обычно.

– Иван Палыч, а помнишь Шелудивую?

– Как же, как же. Катков тогда со своими медведями чуть все испытания не завалил, – заулыбался Шубин.

– Это как? – поинтересовался кто-то из новеньких.

– Облёт территории делал перед самым подрывом, визуальный контроль и всё такое. А рядом с устьем проходчики начудили. Дёрнул их тоже чёрт бочку от селёд- ки бросить. Не понимаю, как так могло случиться, взрослые вроде люди. Ну а тут троица белых медведей. Решили полакомиться солёненьким, разбили эту самую бочку и вылизывают остатки. Вот он их вертолётом и гонял до самого «не хочу».

– А взрыв?

– А что взрыв? Всё штатно. Незначительный выход, правда, был, но в сторону Карского сдуло. – Ну не медведями же запомнилась вам Шелудивая?

– Само собой, – вздохнул Шубин, – там всё самое интересное потом происходи- ло. Взрыв серийный, из нескольких разной силы – дело обычное, сами понимаете. По показаниям приборов выходило, что один заряд не сработал.

– А так бывает?

Закрыть