Бельские_просторы_№12_20_декабря_2017). Страница 167.

158 Проза – Придурок, – заключил Бычковский, – вода у него повиснет. – Успеем?

– Есть варианты?

– Пекарня, камбуз. Сколько бегать, а там ещё водоём не слит. По времени через такую трубу не меньше часа. – Откроем, и пусть себе стекает, что её караулить. Работы на минуту. Шакирову, тому да, все кочегарки надо проехать. Это нам в первый раз всё кажется медленно. Успеем, а они закончат и подъедут за нами.

Варакуша вернулся. Сдерживая улыбку, он смешно вытягивал губы и прикры- вал глаза. «Точно, придурок». Пучковский опустил рубильник и махнул рукой, приглашая на выход. – Ты стой здесь, мы остальные двери запрём, – велел он Варакуше на улице.

Тот в ответ снова помахал ключом и по-идиотски дёрнул бровью.

– Врезал бы я ему, – признался Пучковский Серкебаеву, когда они свернули за угол, – да вы без пяти минут деды. Строит мне морды, как проститутка.

– Дак он втёр.

– В смысле, втёр?

– Думаешь, он воздушники крутил? Ага. Там шхера у дедов была раньше. Рома- нюк, может, и не знает даже, а Варакуша все щели пролазил. Там трубы проходят, туда мало кто суётся. Точно говорю, втёр.

– Ах, ты ж, гнида.

– А что сделаешь? Сам ведь сказал – почти дед.

Вдыхая воздух свободы, Мишка впервые за много месяцев шагал в строю. Его слегка ошалевшее сознание переполняло щемящее чувство общности с то- варищами. Тому, кого не отдирали с мясом от друзей, не замуровывали заживо в четырёх стенах, не мурыжили в нескончаемом, однообразном колесе ежедневных обязанностей, как это делают с камбузными, не понять счастья салаги, идущего рядом. Как же он устал от всех этих котлов, топоров, гуляшей, тефтелей, от вечной заботы кроить продукты: в котёл, друзьям, дедам, сундукам. Каждый знает, что Шулешов обязательно проверит, выборочно взвесит порции и убедится – положено всё до грамма. А кто-нибудь задумывается, как это возможно? Строй двигался в сторону пирса, неподалёку от которого уже стоял носом к берегу военный корабль. Свинцово-серый трудяга встречал временных постояльцев распростёртыми объ- ятиями носовых створок. Что там дальше, в глубине, разобрать невозможно. «В пасть дракону» – подумал Мишка, увлекаемый строем в чрево корабля. Внутри серого цвета не меньше. Помещение, в которое завели роту, смахивало на трюм. Правда, каким он на самом деле бывает, Мишка только догадывался. Строгая кра- сота металлических конструкций придавала пространству ощущение прочности и надёжности. Не умеющему плавать береговому коку как раз этого и недоставало. Он смотрел по сторонам и думал, что его брат служил на таком вот корабле, ходил в походы, бороздил моря-океаны, а, придя домой, ни полусловом не обмолвился, как оно там было. Витька женится осенью. Письмо домой Мишку заставил на- писать Виталик, спасибо ему. Столько новостей пришло в ответ, прочитал, точно дома побывал. Встречавшиеся по дороге местные обитатели в белых плотных робах с нескрываемой брезгливостью рассматривали новых пассажиров. Дошли. – Вещмешки снять, располагаться!

Заскрипели откидывающиеся на цепях койки, и через некоторое время по- мещение приняло вполне жилой вид. Условия, близкие к спартанским, после напряжённого до предела месяца казались раем. Помня о склонности личного
Закрыть