Бельские_просторы_№12_20_декабря_2017). Страница 166.

157 Виктор Кузьменко – Так, Дорошко, завтра по боевому расписанию. У тебя там свои командиры, полностью в их распоряжение. Гришин, принимаешь отделение Дорошко на время эвакуации. Пучковский, ты. Группа живучести, ответственный за объекты. Только наши. Серкебаев, помогаешь Пучковскому. Склады, баня, пекарня, короче, всё. Слить системы, перекрыть краны, задвижки, обесточить, на замки и опечатать своим оттиском. Меня рядом не будет. Ну, не раз обсуждали, знаешь. Остальным после завтрака сбор – и на коробку. Кто потеряется, отдам собакам. Всем спать. Отбились на редкость дружно. Вернувшись из умывальной, Виталик застал сидящего на своей койке Вырезуба. – В гости или насовсем?

– Очень смешно. Слушай, тут у меня бумажка интересная, вроде черновика. У этого тиснул. Вечно на столе чёрт ногу сломит. Почитай.

– Что, прямо сейчас?

– Да нет, как хочешь, только прочти обязательно.

– Ладно, – пообещал Виталик, убирая листок под матрас.

– Володя, давай сюда! – позвал Шакиров из подъехавшего «Урала». – До скла- дов? Давай. Нам две машины на всех оставили. Доехали вмиг. Шакиров прошагал в сторону своего склада, осмотрел строение снаружи, проверил замок. Когда он вернулся, Пучковский закрывал вещевой ангар.

– Я погнал дальше. Так, Варакуша, останься, поможешь им воду слить. Пом- нишь, да? – повернулся он к Пучковскому. – Одиннадцать ноль-ноль у камбуза. Вертолёт ждать не будет. – Понял, управимся.

«Урал», шурша щебнем, покатил в сторону дальней ДЭСки. Пока проверяли неотапливаемые склады, Варокуша как неприкаянный отирался около. В прошлом году он со всеми вместе погрузился на СКР и даже представить не мог, что кто-то вот так же остался в гарнизоне за пару часов до взрыва. От мысли, что оно может рвануть прямо сейчас, стало не по себе. Свой вагон Варакуша с Мокушкой с вечера по всем правилам расхолодили, закрыли и опечатали. И тот, и другой последние полгода не ночевали в роте. После двухместного купе, пропахшего ацетоном, общее матросское жильё показалось шумным и неуютным. Пучковский вышел, держа в руках открытую пачку галет.

– Держи! Сухпай только на вертолётке обещали. Когда ещё доедем.

Варакуша молча взял, но есть не стал, сунул за пазуху. Помогать тоже не стал. Серкебаев с Пучковским не без труда подняли тяжёлый металлический запор и закрыли двери на лабазный замок. Солидный. Явно выбирал Сердюк, он любил во всём основательность. Где вы сейчас, Василий Евстафьевич? А мы вас помним. Чаще добром. Понимаем, не о себе пеклись. Скучаем. Дошли до БПК. Систему на слив здесь ещё утром поставили солдаты из котельной. Поднялись на самый верх, проверили парилку, моечное отделение. У Жеки, как всегда, чистота и порядок. Тут и проверять нечего.

– Погоди, воздушники гляну. – Обязательно?

– Ну да, вода зависнет, потом проблем не оберёшься, – впервые за всё время заговорил Варакуша.

– Давай, только быстро.

Варакуша как-то странно посмотрел на Пучковского и не спеша направился обратно наверх. На ходу он вытащил из кармана небольшой разводной ключ и помахал им над головой.

Закрыть