Бельские_просторы_№12_20_декабря_2017). Страница 164.

155 Виктор Кузьменко послал? И ведь сам напросился, никто за язык не тянул. Хотел ведь он эти штаны в Мурманске заказать. Нет, давай, да я его в бараний рог. Нельзя пить, нельзя, язык поганый. Фу ты, чёрт, позорище». Мимо прошли несколько матросов. Шкра- ба, продолжая думать о своём, машинально отдал честь. Минуты две он молча наблюдал за уходящими, потом почти шёпотом выдавил: – Ладно, зайдём с тылу.

33 Два серых красавца БДК в ожидании приказа застыли на якорях посреди Маточкина Шара. Весь гарнизон как-то непривычно для этих дней притих, на- сторожился, точно сжался в комок. Почти всю причальную линию пирса зани- мает «Буковина», рядом плоский, как корыто, малый десантный катеришко. На нём с утра копошится пара матросов, деловито готовящих вверенную технику к выходу. На неделе тут же, недалеко от пирса, один за другим в берег уткнулись три десантных корабля. Коробки медленно раздвинули створки носовых ворот, опустили на прибрежный щебень аппарели и извергли из себя около двадца- ти фургонов с измерительным оборудованием. Теперь всё – полный комплект. Фургоны незамедлительно откатили на боевое поле к устью штольни, где они заняли свои места среди других. Часть из них соединили с кабелями, идущими из недр сопки. С утра на командном пункте собрались учёные и военные. Через мгновение отсюда к заложенному в сопке заряду пошлют сигнал. Он добежит до места и вернётся с подтверждением, что цепь для нажатия главной кнопки, как и другие необходимые цепи, в полном порядке. То, что генеральная репетиция прошла успешно, зафиксируют в протоколе, сообщат в Москву и запросят под- тверждение метеослужбы на последующие дни. Кроме того, в ближайшие часы гарнизону объявят готовность номер один. Значит, уже завтра для большинства обитателей посёлка начнётся эвакуация. Для большинства – не значит для всех. Группа живучести и так называемый «химдозор» остаются. Конечно же, остаётся госкомиссия, представители НИЧ и научные работники, обслуживающие фургоны, которые входят в команду «первого броска». Почему-то так принято – данные необходимо снять в ближайший после взрыва час. Им, учёным, виднее. Это их затея, остальные только обеспечивают возможность её осуществления. Но пока гарнизон живёт привычной для себя жизнью и не догадывается, что первый этап эксперимента завершён.

Андрей Неизвестный, не отъехав и пятидесяти метров от автопарка, резко притормозил и свернул с дороги. – Забыл что?

– Да ерунда, сигареты в куртке оставил.

Андрей пробежал в сторону тёплого бокса и нырнул в канаву, на которую уже закатили «колуна». Рабочая куртка лежала там, где он её и оставил. Сунув сигареты в карман, Неизвестный собрался вылезать, но в бокс вошёл кто-то из офицеров и остановился рядом с канавой. То, что это офицер, Андрей определил по сапо- гам, больше из-под ЗиЛа рассмотреть невозможно. «Начнёт сейчас пытать: что, куда, зачем. Пережду немного». Спустя минуту дверь бокса впустила ещё кого-то. Пришедший подошёл к офицеру, поздоровался. Похоже, дед. «Надо было выйти сразу», – подумал Неизвестный, но деваться уже некуда, придётся ждать. Он присел в канаве. Не хотелось быть ненароком замеченным – решат, что подслушивает.
Закрыть