Бельские_просторы_№12_20_декабря_2017). Страница 159.

150 Проза Остатки ночи торчать в роте не хотелось. Из ротной оружейки Виталик, не раздумывая, направился прямиком на БПК и едва не нарвался на дежурного по гарнизону. Тот прошёл совсем рядом, чудом не заметив вовремя отступившего в тень матроса. На часах глубокая ночь, а улица залита ярким солнечным светом. Зимой такое бы не прокатило. – Жека, а душ работает?

– За собой приберёшь – работает, а так нет. Бельё в шкафу.

Романюк и Нико сидели за столиком у окна. Хачумян только что пришёл и с удовольствием согласился на партейку в шахматы. Пока каждый расставлял фигуры, мерно текла беседа.

– Коля, – говорил Жека, не отрывая глаз от доски, – ты после службы чем за- няться думаешь?

– Если папа будет хорошо, хохлом пойду.

Романюк поперхнулся. Переваривая услышанное, он внимательно посмотрел на деловито устанавливающего пешки армянина.

– Да? Интересно. А что так?

– Деньги нада.

– А возьмут? Я с одним говорил, он, пока очередь подошла, в Мурманске мет- лой почти год махал.

– Тоже деньги нада. – А эти откуда возьмёшь?

– Зарабатываю. Туфли шью, сапоги. Всем нада. – А у себя, в Спитаке, что, туфли шить нельзя?

– Знаешь, в Мурманском армяне много?

– Чё им, на Севере мёдом намазано?

– Хорошо.

– Что хорошо? – Я так и думаю. Ты сам спрашивал. Спитаке армяне, как я, много, а Мурман- ске такой нет. – И что с того? – Что, что. Зачем Спитаке ещё сапожник? Свой умных много.

– Ага, значит, здесь дураки?

– Ну, не знаю, как по-русски сказать, – увильнул Коля.

– Ладно. А на кой тебе денег столько?

Это был самый удивительный из всех заданных Романюком вопросов.

– Какой на кой? На чёрный день.

Романюк долго молчал, решая, куда убрать попавшего в неприятную ситуацию короля, и, опуская его на доску, посмотрел Коле в глаза.

– А ты не думал, Коля, что вся твоя жизнь может стать чёрным днём?

Хачумян потянулся к ферзю, чтобы объявить мат, но Жека одним движением руки смахнул фигуры с доски, шумно выдохнул и объявил: – Что-то я устал сегодня. Пойду тоже ополоснусь – и на боковую.

Он встал и, снимая на ходу голландку, направился в сторону лестницы. Его шаги стихли, а Коля продолжал сидеть за столом с ферзём в руке. Первым шум внизу услышал Романюк – он стоял ближе к двери. – Пока не высовывайся, я посмотрю, кто, – предупредил Жека, обматываясь простынёй.

Прошло минут пять. Виталик давно оделся и стоял в проёме, вслушиваясь в невнятные звуки, доносившиеся снизу. Что-то там происходит, но понять невоз-
Закрыть