Бельские_просторы_№12_20_декабря_2017). Страница 145.

136 Проза шея Мухлиса набухла и побагровела, лицо стало покрываться розовыми пятнами, что случается с ним всегда в состоянии неодолимого гнева. Шея слилась с подбо- родком, он набычился, глаза стали наливаться кровью. – Фонд – это достояние всего радио. Не ты его создавала и не тебе его разорять! – Главный редактор всем своим видом давал понять, что разговор окончен.

– Все равно, Мухлис Хусаинович, не включайте инсценировку в сетку.

– Вы всегда препятствовали тому, чтобы мы должным образом оценивали заслуги представителей старшего поколения. Вы ни с кем не считаетесь, возом- нили о себе черт знает что, зазнались. Выше вас ни на радио, ни в литературе никого будто и нет!

– А для вас не существует более великого писателя, чем этот Максютов. Вы прямо молитесь на него, поклоняетесь ему. Не зря же говорят «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты».

Нажия заперлась в своем кабинете. Она дрожала всем телом, голова горела огнем. Кажется, наконец-то она выложила ему все, что вынашивала в себе уже столько времени. Жажда высказаться в этом духе давно переполняла ее. Но полу- чалось так, что она была вынуждена постоянно сдерживать себя: «Терпи, терпи, милая, плюнь да разотри, – убеждала она себя. – Пусть разочек получит удоволь- ствие, порадуется. Пускай потешит себя мыслью, будто он победил. У мелких людишек и радости-то…» Уж сколько раз она порывалась махнуть на все рукой. Вот и сейчас в ней зароди- лось такое желание, да, как видно, уже поздно. Опять спустила ему, сдала позиции. Почему она прощает ему все, почему она снова смирилась со своим положением?

Бедная Нажия так и не могла найти ответов на множество вопросов, которые кипели в ее голове. Она закрыла глаза. Перед ней стали рассыпаться мириады огненных искр, они проникали в нее, обжигали сердце, разрывали все ее тело на такие же мелкие частички. Долго еще просидела она, будто разорванная в клочья, измаявшаяся, обессиленная… «Или зря я так трепыхаюсь, выставляю непомерные требования и претензии? На кой шут мне эти всякие Мухлисы с Максютовыми? Да пусть хоть сутками на радио звучат Максютов, Аблеев и им подобные, какое мне дело до всего этого?!» – так продолжала терзаться она вопросами, пребывая в подавленном состоянии духа.

11 Если человек распоясался, то удержу уже никакого нет. Нажию трудно было удивить выходками Мухлиса, однако на сей раз он выкинул такое, что она просто отказывалась в это верить. Хидият Максютов за какую-то пару месяцев превра- тился в выдающегося представителя башкирской литературы. Оказывается, вот в чем роль и значение радио. Вот в чем заключается сила и могущество Мухлиса! В день 60-летия Максютова прозвучала его получасовая передача, через три дня передали его самый последний рассказ, а спустя еще некоторое время уже начали работать над инсценировкой по его же повести.

Когда она услышала о том, что артисты готовятся записать спектакль, у нее волосы встали дыбом! Шутка это или серьезно?

«Опять этот пресловутый Максютов», – успела только подумать она, как в сту- дию ввалилась группа артистов. Если бы она не крутилась в аппаратном цехе, то, даже будучи завотделом, осталась бы в неведении, что готовится запись нового спектакля. Тут же перед ее мысленным взором появилась отдельная графа, в ко-
Закрыть