Бельские_просторы_№12_20_декабря_2017). Страница 13.

12 Поэзия Заливал соплями все свои шенгены, остатки монеток и печати. Когда мамин дневник в серванте (последнее, что у меня из потаенного там тогда осталось) Кричал до самого Ямского Поля: «Это всё – просто огромное тебе горе, Но никакой не конец.

Ты только не сдавайся там, как я. Ты же у меня молодец».

Виталий Фил (Виталий Филатов) Нам что угодно может надоесть: Известность, власть, Любовь и ревность, месть.

Прискучит плоть, бессмертья маета; Шуршанье лиц, мяуканье кота.

Что ты оставишь мне, Лишь горсточку камней?

На берегу реки, В песках Начала дней, У города Богов, в отчаянье ума В безумье тонущих, Не находящих дна… * * * О приходе скорейшем весны Возвестят мне тревожные странные сны.

В них я с лодки взрывчаткой глушу карасей, В камыше затаившись, стреляю гусей И на джипе несусь в предрассветную мглу, В догонялки чтоб с зайцем затеять игру.

А наутро цепляю на шею ярмо И тащусь через вечность в гремящем метро И мечтаю о жизни в просторных мирах, Там, где ядерный пепел, надежда и страх.

Десять тысяч осталось непрожитых дней, А деревьев в лесу уже меньше, чем пней.

Ирина Богомолова Закрыть все ставни на засов, Забыть о людях и о числах, Уединиться от часов, Дурных вещей. Замкнуться в мыслях.

Закрыть