Бельские_просторы_№12_(16_декабря_2019). Страница 77.

76 Совет молодых литераторов: проза Редкая мокрая трава блестит. Становится прохладнее. Лето, и без того не жаркое, очень переменчивое в этих краях… — Спасибо вам за дождевик, – снова обращаюсь к продавщице, отдавая «плащ».

— Не за что. Меня тетя Аня зовут. Хочешь чаю?

— Да, пожалуйста. Я – Настя.

Кружка дымится в руках, любуюсь. И как могу торговать? Середина июля… об очках никто и не думает… 4 После обеда солнце снова выглянуло. Будто дразнясь, показалось. Подошел покупатель. Молчаливый мужчина, должно быть, папин ровесник. Какие бы очки выбрал папа?. С ними, покупателями, осторожничаю, как с новорожденными, слепыми еще, котятами – лишь бы не уползли куда… — Попробуйте вот эти! Очень ходовая модель, и форма, видите, какая удобная?

Он примеряет стандартные черные очки с оправкой, выполненной щеголе- ватыми изгибами, смотрится настороженно в кругляш маленького зеркала, под- вешенного здесь же, к стойке. Прям суперагент!

— Хм… сколько?

— Двести… Хватаю бумажки нервно, быстро: как бы не передумал! Ножничками срезаю бирку с очков. Записываю в обычной зеленой тетрадке: 1 х 200 = 200. Чистый лист уже не смотрится сиротливым, под датой теперь «отметка»: сегодня я работала.

После «суперагента» подошла женщина. Полненькая. Загорелая (где только умудрилась?) Захлопотали вместе – стали перебирать все «широкие» (с большими стеклами) очки. Коричневые, с леопардовыми, с простыми черными дужками, сиреневые, голубые… Долго маялась между двумя вариантами. Выбрала. И снова запись – 1 х 250 = 250.

На экране «сименса» – два часа дня… По небу все «убегают» клочковатые тучки. Они так спешат, что напоминают мне дым… …Юра пришел неожиданно рано.

— Ну как дела? Покупатели были?

Мне стыдно (будто всем природным катаклизмам я – вина): — Только двое очков купили… одни мужские и одни женские… Мы снова тащим стойку через весь рынок. Получив свои сто руб лей (если бы только могла продать десять очков – получила бы десять процентов от суммы…), с огромным облегчением поплелась на остановку. Еще один день лета вычеркнут.

И я на еще одну бумажку ближе к заветному телефону… Только это совсем не радует. Только одно интересует сейчас: приехать в поселок и провалиться в не- дра пружинистой кровати и лежать долго, бездумно… 5 …Стоит только показаться на Островского, как с другого, нашего, конца улицы ко мне несется Буря. Язык высунут, глаза так и сияют счастьем: «Настя вернулась!» — Бурька! – Опускаюсь на корточки, глажу неугомонного черно- белого пса, похожего отдаленно на миниатюрного шелти. Буря извивается, топчется, норовит подпрыгнуть и лизнуть в лицо. Сразу забываю обо всем. Обнимаю собаку, подхва- тываю на руки – и плевать, что пыльные лапы! – и бреду к дому. Бурька- непоседа на руках не хочет, скоро он уже несется впереди меня… Вот и родная синяя калитка. Бревна у забора, на них мы иногда сидим с ре- бятами.

Закрыть