Бельские_просторы_№12_(16_декабря_2019). Страница 32.

31 Проза спас мнимого утопающего. Всеобщий восторг. Я – герой. Заметка – в газете. Мне – медаль.

Так это было или ни так. Не скажу. Но о Фе- Фи действительно была заметка в районной газете, и он действительно отмечен правительственной наградой.

В советское время попрошаек на улицах населенных пунктов не было. А сейчас их полно. На улицах Москвы, других крупных городов. Некрупных – тоже.

Однажды, прогуливаясь в Федей- Филюсом по улице Ленина Уфы, повстречали женщину в возрасте, типичную попрошайку. Я их недолюбливаю. Но никогда не отказываю в двух-трех руб лях. Садака – богоугодное дело. В ответ на жалостливое обращение старушки- попрошайки Фе- Фи вложил в ее дрожащие, морщинистые, грязные руки одной купюрой целых пять тысяч руб лей. Претворяя мой вопрос, Федя- Филюс говорит: – А вдруг она моя дальняя родственница. Пусть хотя бы несколько дней не испытывает нужду в деньгах, в хорошей пище, наконец.

Уже в приличном возрасте Федя – Филюс вступил во второй брак. Жену звали Наташей. Она была русской и полной противоположностью его первой жене – марийке- мордовке Гале. Высокая, худая, флегматичная, темноволосая и карегла- зая Наташа была младше моего друга лет на десять с копейкой. Она преподавала музыку, считая, что музыка – это сама природа. Кто любит музыку, тот любит природу. Кто не любит природу и музыку, тот, значит, не любит самого себя.

Познакомившись с молодой парой, говорю Феде- Филюсу: – Надеюсь, на этот раз не разведетесь.

– На все воля божия, – вдруг заявил Фе- Фи.

– Может быть, на все воля Аллаха, – пытаюсь уточнить я.

– А какая разница. Бог один, – уверенно и резко заявил мой друг.

– Ну, ты же Нехристь.

– Для него Бог один тоже.

Прошло более двух десятков лет. Отшумели времена ускорения, перестрой- ки, суверенизации. Лучше ли настоящее, чем прошлое? Время остается все еще тревожным. С устойчивым развитием возникают проблемы. И Федя- Филюс стал забываться. И вдруг я узнаю, что Федя- Филюс, приняв христианство, стал свя- щенником одного из отдаленных христианских приходов – батюшкой Федором Федотовичем Добротворцевым.

Пораженный столь разительной переменой я решил встретиться с новоявлен- ным священником. Встретились, Разговорились.

– Батюшка, чем объясните то, что Вы стали православным священником? – спрашиваю я.

– Думаю, что ты меня, мой старый друг, поймешь. Ведь ты профессор, доктор наук, хотя и юридических. Знаешь я пришел к выводу, что в духовном отношении у современного человека только два выбора: Бог или Маркс. Я выбрал первое. Я – Нехристь мог бы принять Ислам. Но не знаю арабского языка. А изучать его уже поздно. Возраст ни тот. Христиане не едины. Противоречий между православными и католиками немало. Уже много веков они все никак не могут сойтись в Сим- воле Веры. На мой взгляд, между мусульманами – суннитами и православными христианами общего больше, чем между православными и католиками. Решил взять сторону православных. С языком нет проблем. В этическом отношении православие понятнее. Душе и сердцу ближе. Можно сказать, роднее.

Вот так Нехристь. Воистину: Федя- Филюс, проще Фе- Фи, странный человек.

Закрыть