Бельские_просторы_№12_(16_декабря_2019). Страница 31.

30 Литературный перекрёсток – Она оказалась не марийкой, а мордовкой. Хотела меня, Нехристя, обратить в другую нехристианскую веру. Замордовала рассказами о Чам- Пасе, Анга- Патяе, Нишки- Пасе, о других разных патяях и пасеях. Да, и доброй оказалась она не только в отношении меня. Не смог я удовлетворить ее все возрастающие материальные и духовные потребности, включая сексуальные. Стала бегать налево. К одному поклоннику этих самых патяев и пасеев.

– Что ж, видать не судьба. Ничего не поделаешь – зов крови, – промямлил я.

Как-то мы, Федя- Филюс и я, оказались в Бакалинском районе Башкирии. Не- которые путают этот район с Балтачевским районом. Но это неверно.

В Балтачевском районе проживает много мишарей, то есть мещеряков – лю- дей финского происхождения, которые в свое время частью приняли сторону тюрко- татар, а частью – славяно- русов. В Бакалинском районе же много кряшинов. Одно время, после Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года, которую некоторые, принижая в историческом отношении ее роль и значение, именуют обычным верхушечным политическим переворотом, взяв за основу территорию и население этой местности, хотели даже создать Кряшинскую ре- спублику. Однако, не получилось.

Кто такие кряшины? Вопрос дискуссинный. Одни полагают, что кряшины вос- ходят к керучинам – народу, исповедовавшему христианство несторианского тол- ка еще до эпохи Чингиз-хана. Другие же считают, что кряшины – это казанские татары, насильственно крещенные Иваном Грозным после взятия города Казани штурмом в 1552 году. Лично мне нравится первая версия. Но еще раз скажу, что вопрос этот дискуссионный. И здесь все сказанное я привел так, к слову.

Так вот, кряшины, проживающие в Бакалинском районе, прекрасно говорят и по-татарски, и по-русски. Некоторые калякуют и по-башкирски, находя, что башкирский язык – это испорченный татарский язык, хотя это ни так. Молятся же все они по-татарски, то есть произносят христианские молитвенные тексты на татарском языке, считая себя при этом истинными христианами.

Мы, Федя- Филюс и я, решили посетить местную церковь – чиркәү. Но нас священник не пустил в церковь, прикрикнув грубо: – Нехристь, китең моннан!

Я ретировался. Фе- Фи тоже. Но ретируясь, он говорит священнику: – Спасибо, батюшка. Живите долго.

– Ты что, Филюс, сдурел, – говорю удивленный я. Священник гонит нас прочь, а ты благодаришь его и, более того, желаешь ему долгой жизни.

На эти мои возмущенные слова Федя- Филюс, удивив меня еще больше, от- ветил так: – Еще неизвестно, что хорошо и лучше. Прогнав нас, священник, возможно, уберег нас от неприятностей, опасности, зла и несправедливости. Многих лет же я ему пожелал по следующей причине. Пусть он, как все другие ему подобные ко- феры, живет дольше. Чем дольше кофер живет, тем больше грешит. А чем больше грешит, тем меньше у него шансов попасть в Рай. Быть ему в Аду.

Федю- Филюса наградили медалью «За спасение утопающих». Я решил про- яснить ситуацию. На мои настойчивые вопросы он рассказал следующее.

– Я обманул власть предержащих, чтобы по выходу на пенсию получить права, причитающие ветерану труда. Дело было так. Во время Сабантуя я сговорился со своими родственниками о следующем. Один, слегка выпив, заплыл в Уфимку и начал притворно кричать: «Тону, тону! Помогите!». Собралась толпа – в основ- ном родственники и друзья. Я, не раздеваясь, смело бросился в воду и успешно
Закрыть