Бельские_просторы_№12_(16_декабря_2019). Страница 27.

26 Литературный перекрёсток чистил чеснок или лук, доставал нехитрый провиант: пирожки или сваренные вкрутую яйца.

— На, Дружок, ешь. – Степан кидал псу чего-нибудь вкусненькое, и оба сте- пенно приступали к еде.

Охранника Петьку, дежурившего следующей ночью, пёс недолюбливал и по- баивался. Тот частенько был пьян, пса на порог каморки не пускал и ничего ему вкусного не давал. Пес убегал в дальний угол фермы, зарывался в солому и спал там до утра. Так проходили зимние ночи. Днем он бегал вокруг фермы, помогал скотникам загонять и выгонять коров. Так как у него хозяина не было, фермеры угощали его хлебом, а доярки приносили ему молоко за верную службу, да про- сто так, из жалости. Доярка Дуся, которая больше всего любила его и которую пёс также обожал, угощала его иногда салом.

Весной, как только коров выгоняли на пастбище, пёс помогал пастухам пасти стадо. Целый день он бегал вокруг, выполняя пастушьи команды. А когда коровы после водопоя отдыхали в тени деревьев у речки, он так же ложился и терпели- во ждал своей порции обеда. Иногда пастухи угощали его от души, и тогда пёс, объевшись, забывался в сладкой полуденной дрёме. А иногда пастухи забывали о нём, и тогда пёс бегал по округе и искал, чего бы поесть.

Однажды в поисках еды он забрёл к трансформатору, где работали электри- ки. Во время обеда они угостили пса кусочком булочки и колбасой. Маленький белый и пушистый пёсик особенно приглянулся одному из них, которого элек- трики почтительно называли по отчеству – Петрович. Он решил, что этот щенок понравится его детям. И пса забрали с собой в райцентр. У пса одно ухо и глаз были чёрными, казалось, что на голове повязана чёрная повязка, из-за этого Петрович назвал его Пиратом. Но Пират пообедал и исчез. Он пошел обследовать местность, знакомился с улицами. Некоторым людям он сразу понравился, а не- которые не любили его, обижали, гнали. Местным собакам тоже не нравилось, что появился новый соперник.

Определенного места проживания у пса не было. Но регулярно, раз в два-три дня, он приходил к электрику. Каждый день Пират ходил по улицам, забредал на рынок, где добрые люди всегда угощали кто пирожками, кто кусочком чебурека или беляша, называли его как-то по-своему – Шариком, Тузиком – и считали его своим хорошим знакомым. Торговцы на рынке дали ему другое имя, называя Бимом.

Потом он пропал. Оказалось, весной охотники отстреливали бродящих собак, и Пират был ранен в правую переднюю ногу. Он пришел к Петровичу и жил у него во дворе, в старой собачьей конуре, до тех пор, пока рана на лапе не затянулась. Но ходить и бегать, как прежде, Пират уже не мог. Сначала он ковылял на трех лапах, а потом научился и бегать, не наступая на больную ногу. И из-за этого ещё больше был похож на пирата из «Острова сокровищ». Летом, когда начина- лась гроза, он прибегал с самого дальнего конца райцентра к Петровичу во двор, прятался в конуру или самый дальний угол сарая и не выходил, пока шёл дождь. Видимо, он принимал раскаты грома за выстрелы из ружья. После грозы Пират вылезал из конуры, потягивался и ласкался к дочке Петровича. Та гладила его, не больно трепала за уши и угощала чем-нибудь вкусненьким.

Но по-прежнему он бегал на рынок и, умиленно глядя на продавцов, сидел перед ними с приподнятой поврежденной лапой, словно бы просил милостыню. Петрович, встречая его на рынке, усмехался: «Ты, Пират, как на паперти сидишь и подачку просишь», и звал его с собой домой. Но Пирату дороги были свобода, не- зависимость, возможность ходить там, где хочется. А потом он пропал вновь: то ли охотники подстрелили, то ли кто-то из деревенских забрал его обратно на ферму.

Закрыть