Бельские_просторы_№12_(16_декабря_2019). Страница 18.

17 Проза Они наконец добрались до корпуса. Коридор. Лифт. Старший раскланивался с соседями; с той самой француженкой из первого вечера. По счастью, на Млад- шего никто особо не смотрел, ну а красные глаза и общую опрокинутость, оша- рашенность можно было принять за простуду. За что угодно. Последствия выхода на воздух.

В номере Старший хотел поручить ему собирать вещи и протирать поверх- ности влажными салфетками, – но понял, что проще всё сейчас самому. Он начал с ванной. Запечатанные упаковки с расчёсками, бритвенными принадлежностя- ми; зубные щетки, пасты и нити; шампуни, бальзамы и масла; он всё это любил; даже швейные наборы и бессмысленные шапочки для душа – всё, что каждое утро так тщательно раскладывала и восполняла горничная, – всё это следовало брать.

Но «красивые слова» – в этом вдруг что-то было, чёрт возьми. Для него, который в одиночку, окруженный аватарами и бессмертными, ещё накануне выбирал для себя финал, фантазировал – как это будет. Чем кончится. Как всё же примитивен человек! Достаточно обмануть себя красивым словом. В «авиакатастрофе» – ка, фа, всё всмятку – и быть не могло ничего манящего. Другое дело – «бирюзовый шторм». (Хотя это и не совсем одно и то же, ну да детали – для гиков.) Даже на фи- нишной прямой, когда тебе хорошо за семьдесят, оказывается, ты падок на эти цветные камушки. Интересно, а те, кому благодаря замене сердец- лёгких-почек удастся протянуть обещанные триста, всё же помудреют когда- нибудь – или оста- нутся такими же наивными болванами?.

Собрав все вещи – за себя и за того парня, – Старший внимательно осмотрел номер. Впрочем, их следы уже не имеют значения, потому что сейчас они чин- но, цивильно покинут курорт. Как и сотни безликих гостей. Сюда вой дёт служба клининга, равнодушная, и через двадцать минут ничего не останется. Теперь не было смысла сбегать и факать годные личности, раз уж – волею случая – ни- чего не успели здесь натворить. Ну да, на рецепшене придётся заплатить за всё. И за тот кукольный виски из минибара, распитый одиноким вечером – в мыслях о смерти, отрицаемой всеми, но не тобой, – тоже.

Они покидали это место в таком минусе.

Перед уходом во внешний мир – и аромат лаванды показался sweet.

Младший брёл отрешенно. Как будто не понимал, где они, куда, зачем.

Его вдруг стало так жаль.

— Ладно. Это по-настоящему был бирюзовый шторм. Она не хотела тебя по- кидать.

Поможет?

Опять слёзы, но теперь Старший его за это не гнобил.

— Если хочешь, когда выйдем в пустошь, я включу интернет и мы поищем, кто это был. В день происходит не так много авиакатастроф. Мы вычислим, кто это.

— Нет. Она – это была она.

— Хорошо. Она – это была она, – легко согласился Старший, подумал и ска- зал: – Хочешь жрать? Я взял для тебя жратвы на завтраке, пока ты ушами хлопал.

Младший подумал и сказал: — Давай.

Закрыть