Бельские_просторы_№12_(16_декабря_2019). Страница 149.

140 Дневники нят то в одно, то в другое стадо. Как же быть мне, если я не стадное животное, не стайный зверь. С одной стороны, теперь разглагольствуют о свободе личности, ее независимости от группового, партийного диктата, с другой стороны, каждого из нас хотят загнать в одну из многочисленных групп и группировок. Если ты не пойдешь туда, ты уже враг. Вот тебе и свобода! Если ты не пошел на митинг и не проорал там, то, значит, ты не отстаиваешь интересы народа. Мои «коллеги» в Уфе не раз предъявляли мне такое обвинение, порою в упор спрашивали: «Что ты сделал для народа?» 11 ноября Со стороны мамы наши корни из земельных башкир, со стороны отца – из при- шлых татар. Мамина мама, моя бабушка, слепая Хабира, рассказывала: «В давние времена у нас земли было много, больше того даже, что я знаю. Или продавали эти земли, или отдавали исполу, тем и жили. Потому у нашего рода к земледелию пристрастия нет. Легко жить любят. А теперь вот и земли нет, и сноровки в меру. Вон твой Фатих-бабай (ее средний сын) болтается где-то среди русских, даже калитку починить не может, а Гали-бабай, охотник, мол, он из леса не выходит». Мы бабушку за руку водили. Мне 10 было, когда она умерла.

14 ноября. Москва Лишь та страна будет благоденствовать, где ушедших или уходящих из этого мира будут оплакивать, кем бы они ни были по званию и чину, а пришедших приветствовать, кем бы они потом ни стали. Пока мы разоряем могилы и про- клинаем ушедших, мира и благополучия нам не видать.

* * * В Москве один мой приятель – мастер на все руки – сделал сундук. Он полу- чился хороший. А жена его заметила: «Вся Москва, вся страна – большой пустой сундук. Еще один пустой сундук! Зачем еще один маленький?» 21 ноября Вчера ездил в Дюртюли хоронить Ханифа Фаизовича Валеева. За два дня до этого он погиб в автомобильной катастрофе. Его машина столкнулась с боль- шой грузовой машиной. На похороны пришли около тысячи человек. Сильно плакали. Из Уфы приехали, из других мест. Когда бросали землю, одна женщина сказала: «Чистое золото зарывают…» Лицо у Ханифа пожелтело, так он изме- нился за двое суток! Эх, человек, человек, даже скошенная трава за два дня так не пожелтеет… 23 ноября Мне тяжело. Невыносимо. Я  остался под обломками своих общественных и  нравственных идеалов. Выкарабкаюсь ли? Вчера сообщили о  самоубийстве поэтессы, героя вой ны Юлии Друниной. Видимо, ее раздавили те же обломки.

24 ноября Ямиля, девочка пяти лет, сообщила мне: «Мы с мамой были у тети-композито- ра. У нее старый рояль есть. Сам старый, а сам по-башкирски играет. Пятилетняя девочка, привыкшая, что по-башкирски играет только курай, сделала такое откры- тие. Хорошо бы и большие дяди и тети сделали такое же открытие, расширили бы свои интеллектуальные и эстетические горизонты.

Закрыть